За кулисами ГП

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За кулисами ГП » ГЕТ » Нарцисса Блэк&Драма&PG-13&НМ/ЛМ&Миди


Нарцисса Блэк&Драма&PG-13&НМ/ЛМ&Миди

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название: Нарцисса Блэк
Автор: КирRen
Бета: Elberet
Жанр: POV/Drama
Пейринг: НМ/ЛМ, НМ/НМП
Рейтинг: PG-13
Размер: Миди
Аннотация: Подробное биографическое изложение жизни Нарциссы Блэк. С момента получения ею письма из Хогвартса до самой смерти.
Отказ: все тети Ро
Предупреждения: Некоторое несовпадения с каноном и хронологией.
Благодарности: Всех читателей

Обсуждение: http://zakulisamihp.mybb.ru/viewtopic.php?id=153
:flag:

0

2

Глава I

Кажется, не стоит бояться того или иного момента, пока он не настанет. Но когда он настает, твое мнение резко меняется.

Нарцисса Блэк — миролюбивая девочка. С детства аристократична. Что, спрашивается, ей еще нужно? Обеспеченная жизнь, любящие родители, превосходство над сестрами. Но нет свободы…

POV Нарциссы.

Еще один месяц. Да! Всего каких-то тридцать дней! И тогда докажу Белле, что тоже достойна поступить на Слизерин.

* * *

В полдень мать, как обычно, собрала всех нас за обеденным столом:

— Дочери! Сегодня мы приглашены на ужин к сестре вашего отца — Вальбурге Блэк. К этому времени вы должны привести себя в порядок.

— Хорошо, мама! — я и Беллатриса встали из-за стола.

— Мы обязаны ходить ко всем, кто нас зовет? — громко сказала Дромеда.

Я знала, что сейчас произойдет. Поэтому, быстро схватив Беллу за руку, выбежала из гостиной и поднялась к себе в комнату. Спустя некоторое время мы с сестрой услышали, как мама отчитывает Андромеду, все время напоминая, что наша семья является потомками чистокровных волшебников. И мы должны уважать это обстоятельство и не противоречить этим принципам. В этом разговоре, а точнее крике, мать не забыла упомянуть и Сириуса — нашего кузена. «Этот мерзопакостный мальчишка! Осквернитель рода. Ты хочешь стать такой же, Андромеда?». И, несмотря на все возражения дочери, она выиграла эту «битву». А иначе и быть не могло. Мама с папой плешь проедят, вбивая нам в голову все принципы семейства Блэков. Хотя, скажи я такое при них… Мягко говоря, мне не поздоровится.

Пасмурный летний вечер. Площадь Гриммо. Родители поприветствовали обитателей дома, мама неуклюже потрепала Регулуса за щеку и бросила презрительный взгляд на Сириуса. Пройдя за хозяевами в гостиную, мы расселись по местам. Через пару минут подали ужин. Тут же, опустив прелюдию, мама увлекла Вальбургу свежими сплетнями. Мы же постарались скорее отужинать и удалиться.

Вслушиваясь в разговоры взрослых, мне захотелось сию минуту исчезнуть. Они обсуждали какие-то перепалки в Министерстве, мое полученное письмо из Хогвартса и много чего еще.

Побыстрей закончив ужин, Регулус зазвал нас в свою комнату. Остаток времени мы провели там, бездельничая и занимаясь всякой ерундой. После, попрощавшись с Блэками, мы покинули дом на площади Гриммо 12.

Следующие две недели я провела дома, с нетерпением дожидаясь первого сентября, момента, когда я смогу поехать в Хогвартс. Что до Андромеды, ее эти две недели практически продержали взаперти. Не буквально, конечно, но удовольствия выбираться куда-нибудь из дома она была лишена…до этого дня. Я проснулась позже всех и очень удивилась, когда Андромеда одевалась. На ней был натянут теплый свитер и дорожная мантия.

— Куда это ты? — спросила я сестру.

— Прогуляюсь… — беззаботно ответила она.

Вкратце Андромеда рассказала мне, что этим утром мать отнеслась к ней снисходительно и разрешила погулять близ особняка. Собственно, с чего она так расщедрилась, мы так и не поняли. Беллатриса с отцом отлучились, кажется, к нему на работу. Белла очень часто бывала у папы на работе. И никого кроме нее он с собой туда не брал. Иногда мы с Андромедой обижались, но отец не обращал на это должного внимания.

* * *

Дни шли очень медленно. Я думала, что уже никогда не дождусь конца августа. Но, как не крути, он все же настал!

* * *

Перрон, платформа девять и три четверти, ярко-алый паровоз Хогвартс-экспресс. Столько народа! Неужели, я дождалась этого!?

Кажется, Белла сказала, что это Люциус Малфой. Он милый. Правда компания у них с Беллой не очень.

Попрощавшись с родителями, мы вошли в паровоз. Первые три купе оказались заняты, поэтому Беллатриса провела нас с Андромедой в следующее. Уже войдя в купе, я заметила сидящую у окна девушку, примерно такого же возраста, как и Белла. У девушки были огненно-рыжие волосы, спускающиеся по плечам и усталый вид. Немного странно, ведь учебный год только начался. Впрочем, мне даже не удалось узнать ее имя — увидев вошедшую Беллу, девушка тут же вскочила с кушетки и со странным выражением лица буквально вылетела из купе. После, когда поезд уже тронулся, я попыталась расспросить Беллатрису, что это была за девушка, но сестра лишь ухмыльнулась. Спустя часа два за небольшим холмом стали виднеться башни, а затем и весь замок. Огромные каменные стены, сотни башен, издалека казавшиеся тоненькими как тростинки, высокие кованые ворота, по бокам украшенные двумя крылатыми вепрями. Ехав на каретах, которые двигались сами собой, мы пересекли территорию замка. А в вестибюле нас ожидала высокая женщина в очках с круглой оправой. Затем, непонятно зачем, нас разделили на несколько групп, и поэтому я упустила из виду Беллатрису и Андромеду. И, по-моему, теперь меня окружали лишь такие же будущие первокурсники, как и я…

— Нарцисса Блэк! — громко воскликнула эта же высокая женщина со свитком в руках.

0

3

Глава II

Слизерин, Слизерин! Белла! Ах, да, я совсем забыла, что ты мечтала о том, чтобы я не поступила на этот факультет. Я приземлилась на первое попавшееся пустое место. Рядом сидящий оказался какой-то юноша с черными сальными волосами и такого же цвета глазами. Он коротко мне улыбнулся и отвел взгляд в редеющую толпу будущих первокурсников. Осматривая Большой зал, я разглядела за столом факультета Гриффиндор ту самую девушку, которая была в нашем купе. Она сидела рядом с двумя парнями. Лиц их видно не было, но разглядеть макушки мне удалось. У одного были короткие черные волосы, у другого же волосы почти доставали плеч и имели коричневый оттенок. Только спустя несколько минут я поняла, что это наш двоюродный брат Сириус. Распределение закончилось. Мужчина, сидящий во главе стола, встал и, подняв бокал, начал что-то говорить. Конечно, не трудно было догадаться, что это — директор школы. Андромеда сказала — его зовут профессор Дамблдор.

«Начало нового учебного года!..»

— Люциус Малфой! — блондин протянул мне руку.

Я попыталась как можно сильнее сжать ее. Но он лишь довольно ухмыльнулся.

Праздничный пир уже закончился, и я находилась в гостиной Слизерина вместе с первокурсниками. Нас окружили другие ученики факультета. Все что-то довольно улюлюкали, обмениваясь радостными возгласами и репликами…

* * *

С того момента прошло три месяца. Учеба в Хогвартсе оказалась немного не тем, чего я ожидала. Она, конечно, была увлекательна, но…эти постоянные перепалки со Слизнортом — учителем зельеварения, привыкание к новому режиму школы и много чего еще. Все это давалось мне нелегко. Вот и теперь, последнее пререкание с учителем по зельям не прошло для меня бесследно:

Проснулась я за двадцать минут до завтрака. Заняться, собственно, было нечем, поэтому я отправилась на утреннюю прогулку по замку. Путь от гостиной Слизерина до второго этажа замка я преодолела без приключений, а вот на третьем этаже удача меня покинула. Слизнорт в пестром халате, не спеша, прогуливался по коридору. Завидев меня, он широко улыбнулся. Я же, резко развернувшись, попыталась незаметно удрать, но услышала голос учителя:

— Нарцисса! Дорогая, подожди минутку!

Слизнорт пересек разделявшее нас расстояние. Я развернулась к нему и слабо улыбнулась.

— Что ты делаешь здесь в такой ранний час? — в недоумении спросил профессор.

— Профессор Слизнорт?! — строя из себя полную идиотку, промолвила я. — Я…ну…как бы. Да! Я решила прогуляться!

Слизнорт пристально посмотрел на меня, а потом недоверчиво спросил:

— Значит, время для ранней прогулки ты находишь, а для зельеварения — нет?

Я закатила глаза:

— Извините меня профессор, но мне кажется, что мое личное время — это не ваше дело!

Слизнорт нахмурился.

— Что ж, мисс Блэк, вы правы. Но мне все-таки придется побеседовать с вашими родителями, относительно вашего поведения!

— А что вам не нравится в моем поведении? — хмуро спросила я.

— Хамство! — невесело улыбаясь, ответил профессор и, развернувшись на каблуках, пошел прочь. А я так и осталась посреди коридора, недоуменно смотря вслед уходящему учителю…

— Боже мой! Нарцисса! Вот зачем? Зачем ты связалась со Слизнортом! Это происшествие подорвет нашу репутацию в глазах Дамблдора. — заливала мама.

— Друэлла, дорогая, по-моему, ты драматизируешь! — вмешался отец.

Терпеливо выслушав все нотации родителей, я проводила их к камину. После чего вернулась в гостиную Слизерина. Там я столкнулась с разгневанными сестрами, которые принялись ругать меня за утреннее происшествие со Слизнортом. У меня не было ни малейшего желания слушать вторую нотацию за день, поэтому я быстро взобралась по винтовой лестнице в свою комнату, повторяя при этом «не хочу ничего слышать». А в комнате меня ждала родная кровать, упав на которую, я тотчас оказалась в царстве Морфея.

* * *

На Рождество мы отправились домой. Пробыв практически половину года в Хогвартсе, я успела отвыкнуть от нашего особняка. По прибытии у ворот нас встречала мать с домовым эльфом — Мэгги.

— Девочки, Рождество мы проведем у вашей достопочтенной бабушки — Ирмы Блэк! — войдя с нами в дом, тут же завела мама.

Разъезд по гостям и родственникам мать и отец называли — выход в свет. «Для нашей семьи это необходимо!».

Подготовка к Рождеству доставляла мне большое удовольствие. Я, Дромеда и Белла, в окружении слуг, прогуливались по магазинчикам Косого переулка. Мать же этого не любила. Она привыкла(согласно социальному статусу)сваливать все приготовления на слуг и домовых эльфов. И все бы хорошо, но именно в этот прекрасный день нас ждала очень неприятная встреча. Мелания МакМиллан — бабушка Сириуса и Регулуса, вместе со своей подругой Кассандрой, ехидно улыбаясь, шли нам навстречу.

— Девочки! — мадам МакМиллан заключила нас в объятья. — Рада вас видеть! Но что, неужели вы здесь одни? Разве ваша непутевая мать не следит за вами? Что за безобразие!

Я даже слова сказать не решалась. Госпожа Мелания МакМиллан, ввиду возраста, была жуткой женщиной. Она всегда бранила отца за то, что он связал свою жизнь с мамой. «Сигнус, дорогуша, что ты нашел в этот женщине? Да, она из чистокровных, но приоритеты и сомнительная репутация их семьи портят всю нашу картину. Я очень рада, что Орион женился на Вальбурге. Твоя сестра — чудо. Но ты, на этой Розье!». Поэтому обстоятельство нашей «беспризорной» прогулки очень обрадовало мадам МакМиллан. «Я непременно навещу ваших родителей, иначе ваше воспитание потребует большого вмешательства!» — вынесла она вердикт и, надменно кивнув головой, скрылась в толпе гуляющих по Косому переулку волшебников.

* * *


— О, брось, Мел! Тебе не все ровно, как они воспитывают своих детей?

Две женщины преклонного возраста сидели за обеденным столом. У одной в руках была чашка горячего кофе, у другой — свежая газета.

— Нет! Мне не все равно! — воскликнула та, что сидела с чашкой кофе в руках. — Я не позволю, чтобы это поколение Блэков воспитывалось, как попало. Августа, ты часто бываешь в Хогвартсе, сделай милость — пригляди одним глазом за девочками.

— Господи, Мел, ну зачем тебе это? — бросив газету на стол, спросила Августа. — Мне кажется, не стоит переходить на крайние меры.

— Ох, право, Августа, ну что за глупый вопрос? Я же тебе все объяснила! Кстати, есть свеженькие новости от старушки Гризельды? Относительно, например, Риддла! Кажется, уже шесть лет этот полукровка терроризирует волшебную Британию?!

— Да, все верно! — опираясь на спинку стула, подтвердила Августа. — Гризельда рассказывала мне по секрету, что последователи Риддла — Пожиратели Смерти убивают даже магглов и используют на каждом шагу одни непростительные.

— Вот! — вскрикнула Мелания. — Именно поэтому я и хочу, чтобы ты присматривала за Нарциссой, Беллатрисой и Андромедой. Да и к тому же за Сириусом тоже не помешает присмотреть. Он взбалмошный ребенок! Ну, так что? Августа!

Августа, увлеченная очередной статьей в газете, резко отпрянула от чтива и чуть было не опрокинула чашку с уже остывшим кофе.

— Хорошо! — выдохнула она. — Хотя, клянусь бородой Мерлина, в Хогвартсе есть, кому за ними приглядеть. Но, так и быть, я согласна!

0

4

Глава III

Как мать и обещала, на Рождество мы были переправлены к нашей бабушке.

— Дорогие мои! — Ирма Блэк встретила нас в отличном расположении духа, коем никогда не отличалась. По случаю нашего приезда она была облачена в черную расшитую золотом мантию. — Белла, Нарцисса, Андромеда! О, разрази меня Мерлин, девочки, как же вы выросли!..

Ближе к вечеру за столом находилось старшее поколение собравшихся в особняке волшебников. Вся эта «братия» состояла из нашей бабушки, матери, отца, Вальбурги и Ориона Блэков, Мелании МакМиллан, Августы Долгопупс и Гризельды Марчбэнкс. И именно мне предстояло помешать их уютной беседе. В тайне от Беллы и Регулуса(они таких игр не одобряли)я, Дромеда и Сириус немного увлеклись игрой в плюй-камни. Как самая неопытная в подобных играх, я, конечно, проиграла. Сириус и Андромеда медлить с «наказанием» не стали. Я должна была отвлечь мать или отца от беседы со взрослыми. Собственно, зачем это было нужно, я так и не поняла, но выполнить была обязана. Спустившись на первый этаж, я направилась к гостиной. Из комнаты доносились разгоряченные голоса. «…Риддл не перед чем не остановится…». Я застыла на месте. Риддл… Том! Том Риддл — Темный Лорд. Руки невольно взмыли вверх, чтобы упредить попытку восклицания. Родители говорят о нем? Теперь до выполнения глупого наказа мне не было дела. Я совсем немного приоткрыла дверь в гостиную и прислушалась.

— Все! Пошутили, хватит! — воскликнула Мелания МакМиллан.

— Я серьезно! — голос мамы был удивительно спокоен. — Если мы не с ним, значит против него!

— Друэлла, ты спятила?!— выкрикнула Мелания. — Присягнуть к этому полукровке?

— Никто не говорил присягнуть! Я лишь хочу лучшего будущего для своей семьи!

— Значит, надев мантию Пожирателя, ты сделаешь будущее своей семьи светлым? — ядовито прошипела мадам МакМиллан.

— Довольно! — вмешался Орион, — Прекратите! Друэлла, он — полукровка! Маггловское отродье. Якшаться с ним — против наших правил.

Наступило мрачное молчание, сопровождавшееся лишь треском огня в камине и частыми всхлипами Гризельды Марчбэнкс.

— Ну, вот что! Давайте ужинать, все-таки у нас Рождество. А эту тему отложим до лучших времен! — подняв бокал, произнес отец.

— Действительно! — подхватили остальные, — С Рождеством!

— Как хозяйка дома, — начала бабушка. — Я скажу первая. Мои дорогие, я желаю, чтобы ваши дети — наши внуки… — Она, улыбаясь, взглянула на Меланию, — …стали отличными людьми и, разумеется, превосходными волшебниками!

Раздался звон бокалов, а затем негромкое причмокивание.

— Миссис Марчбэнкс, какие новости из Министерства? — раздался хрипловатый голос Вальбурги Блэк.

— На днях Багнолд присутствовал на судебном разбирательстве! — прокряхтела Гризельда. — И догадайтесь, кого судили? Абрахаса Малфоя! Говорят, его застукали с поличным, когда он использовал темную магию. Бьюсь об заклад, правду говорят!

— О, Мерлин! Бросьте, Гризельда! — вмешалась бабушка, — Малфой — уважаемый человек. Не станет связываться с таким видом магии. И к тому же, у него сын учится в Хогвартсе. Ну зачем папаше портить репутацию сыну? Августа, вы что скажете?

— Согласна, Ирма. Абрахас не полный дурень, чтобы использовать темную магию в такие-то времена!

— Дамы, Орион! — заговорил отец, — Позвольте откланяться. Спасибо за прекрасный вечер и еще раз с Рождеством вас!

— Сигнус, сынок, куда же ты?

— Мы с Друэллой немного утомились!

Я услышала неторопливые шаги. И спустя несколько секунд поняла, что все самое интересное закончилось. Гостевые спальни находились на втором этаже особняка, поэтому я не сомневалась, что если простоять еще мгновение на месте, отец и мать застукают меня. Рванув с места, я рысью взобралась по мраморной лестнице. Разрази меня гром, я не помню где наша спальня! Ни секунду не думая, я машинально повернула налево. Удача при мне. Я вломилась в спальню для гостей и захлопнула за собой дверь. Сириус и Андромеда смотрели на меня как на сумасшедшую.

— Объяснять надо? — выдавила я. Сестра и кузен медленно кивнули.

Вкратце я переда им разговор, который подслушала внизу. Сказать, что они не удивились — ничего не сказать.

— Риддл? — ужаснулась Дромеда. — Тот самый?

— Вот Белла и Регулус бы обрадовались, узнав, за кого теперь наши родители! — усмехнулся Сириус, закинув ноги на стол.

— Сириус! — прошипела сестра, — Убери ноги со стола! А ты, Нарцисса, должна забыть тот разговор взрослых! Нашей сестре и кузену совсем не обязательно об этом знать.

— Хорошо! — послушно ответила я.

— Да ладно тебе, Дромеда! Пусть Нарцисса делает то, что ей вздумается!

Сириус встал со стула, пересек комнату и, закрывая за собой дверь, негромко сказал:

— Спокойной ночи, сестренки!

* * *

Все рождественские каникулы мы провели в особняке бабушки. А к началу нового школьного семестра вернулись в Хогвартс. Все те же занятия, те же учителя, те же правила. Мне, порядком, начинала надоедать учеба. И лишь Том Риддл вносил некие изменения в «распорядок дня». Принесенный совой воскресный номер «Ежедневного пророка» излагал:

Министр Магии Миллисент Багнолд создал специальный отряд мракоборцев для борьбы с Пожирателями Смерти, а Визенгамот, под руководством Гризельды Марчбэнкс, объявил декрет, согласно которому любой волшебник, называющий себя Пожирателем Смерти, будет осужден и отправлен в тюрьму Азкабан.

Остальные рубрики несли в себе советы по колдовской медицине, небольшие статьи о достижениях школы Хогвартс, рубрики о том, как выращивать мандрагору и тому подобный бред. Поэтому я без дальнейших раздумий отбросила газету в сторону.

— Какое убожество! — язвительно произнесла Беллатриса, держа в руках тот же выпуск «Пророка», — Они думают, что изобретение каких-то глупых декретов повлияет на уровень преступности?! Люц, что скажешь?

Малфой негодующе взглянул на Беллу, а затем сказал:

— Беллз, что ты надеешься от меня услышать? Моего отца оклеветали, якобы за использование темной магии. Поэтому я воздержусь от комментариев!

— Трус! — бросила она ему. На что Люциус ответил ненавистным взглядом.

Через несколько дней о статье жужжала вся школа. Профессорам приходилось теперь разгонять шайки учеников, обсуждавших новые сплетни. Белла и Регулус поддерживали идеи Риддла, но старались при однокурсниках этого не показывали. Что до меня, то я старалась держать нейтралитет. Мне надоело быть марионеткой в руках Беллатрисы. Сестра пользовалась возрастом, чтобы подчинять меня своим интересам. А Андромеда пыталась отстоять мое мнение, поэтому они так часто с Беллой ссорились.

С каждым днем положение вне школы становилось все хуже. В газетах писали о бесчисленных нападениях Пожирателей Смерти на волшебный мир. Эти нападения коснулись и самого Министерства Магии. В одном из выпусков сообщили, что некая Саманта Боунс — глава отдела магических происшествий и катастроф была убита одним из приближенных Темного Лорда. Похоже, теперь Пожиратели действуют в открытую. Я на мгновение задумалась: а что, если он явится сюда. Или нападет на кого-то из родных. Однако, это было не самое плохое, что могло случиться. Регулус внезапно бросил школу. Одним весенним утром его просто не обнаружили в постели. А через некоторое время нам, как родственникам, сообщили, что Регулус Блэк ушел из школы Хогвартс. После чего я тут же отправила сову с письмом к матери. Через пару дней, которые шли очень медленно, я получила ответ. Небрежно развернув лиловый конверт, я извлекла из него письмо. Сердце забилось быстрее, и я почувствовала, как щеки наливаются румянцем. Небрежным, но красивым почерком матери письмо гласило:

Нарцисса, мы в курсе, что твой кузен ушел из школы! Ты спрашиваешь: «почему?», я отвечаю: Регулус сделал мудрый выбор и перешел на сторону Темного Лорда! И вскоре нам всем предстоит выбрать, на чьей мы стороне. Не пугайся, мы все для себя решили!

Целую, мама!

Я выронила письмо из рук. Регулус теперь с Риддлом. Мама намекает на то, что нам скоро предстоит переход на его сторону. Магическое сообщество ничтожно перед мощью Темного Лорда. И, неужели, чтобы выжить, нужно предать всех и переметнуться на сторону врага, который, возможно, станет твоим сообщником!

0

5

Глава IV

В моем возрасте, довольно небольшом, собственное мнение ничего для других не значит. Но, все же, я не могу не написать тем, кто мне дорог.

«Здравствуй, бабушка!

Думаю, ты уже в курсе всего. Я ничего не могу понять. Почему Регулус так поступил? Зачем ему это?

Я очень надеюсь, что ты не поддерживаешь идеи мамы и остальных. Именно поэтому я и написала тебя. Пожалуйста, ответь на заданные мною вопросы!

С любовью, Нарцисса!»

Маме, само собой разумеется, я писать не стала, — слишком велик риск. А вот отцу я не могла не написать.

«Дорогой папочка, здравствуй!

Я знаю, что ты никогда не перейдешь на сторону Тома Риддла! Поэтому и пишу тебе! Как мама могла сделать такой выбор. Это же ужасно. Я никогда не поддержу ее. Но у меня просьба — никогда, прошу, никогда не показывай этого письма маме и другим!

С любовью, Нарцисса!»

Вот уж не ожидала, что застану себя за мыслью написать Мелании МакМиллан. И все-таки.

«Здравствуйте, госпожа МакМиллан!

Вы последняя — к кому я могу обратиться. Моя мать и ваш внук переходят, кажется, на сторону Риддла. Я же знаю, что вы этого не примите. Мадам МакМиллан, прошу, поговорите с ними. Иначе мы останемся без матери, а вы — внука.

С уважением, Нарцисса Блэк»

Письма были небольшие, поэтому я отправила их одной совой. Словно вторя моему грустному настроению, дождь то капал, напевая различные мотивы, то лил, как из ведра. Впрочем, это не мешало мне прогуливаться по территории замка, думаю обо всех ситуации в волшебном мире. Как я хочу исчезнуть куда-нибудь. Отправиться в маггловский мир, жить там, забыть обо всем, утонуть в суете большого города… Но нет. К сожалению, этому не бывать. Никто не позволит. Что мне делать? Кто поможет пережить такие жуткие времена? Почему ответь не найдется сам?..спонтанно, внезапно, как разряд электричества, исчезающий в один миг. Да, так не бывает. Это жизнь такова. Всего нужно добиваться самому, страдать, ночами плакаться в подушку, преодолевать миллион препятствий, а в конечном счете все рушится.

— Нарцисса! — окликнул меня кто-то издалека.

Я медленно повернулась. В густом тумане, окутавшим окрестности замка, постепенно вырисовывался силуэт бегущего человека.

— Блэк? — чуть отдышавшись, спросил парень.

— Да! А ты…

— Алекс… Александр Гестер. Твой кузен сказал, что ты прогуляться пошла. — Улыбнулся юноша.

Довольно высокий, сказочно красивый шатен с синими, словно море, глазами. Я невольно улыбнулась ему, толком не поняв, чему радуюсь…

— Мама умерла, когда мне было четыре года. Я ее почти не помню. Лишь обрывками. Отец всю жизнь посвятил колдовской медицине. Мне надоела привычная жизнь — в Германии, и я попросил его перевести меня в Англию — в Хогвартс.

Время летело очень быстро. Смеркалось. Мы проболтали больше двух часов, и я резко ощутила привязанность к Алексу. Будто мы сто лет были знакомы. «Родственная душа» — так говорят, когда человек находит другого, похожего на себя. Кажется, это случилось и со мной. В этом юноше было что-то пугающе привлекательное. Какой-то невидимый магнит. Алекс был на два года старше меня. Учился на третьем курсе, на Гриффиндоре. И даже каникулы мы проводили вместе.

— Что ж, Нарцисса, представь нам своего друга! — за обедом, в один день летних каникул спросила мама.

— Мама, папа, это Алекс! Алекс, это мои отец и мать — Сигнус и Друэлла Блэк.

— Обед с родителями, что может быть лучше?! — усмехнулся Алекс, собственно, после самого обеда. — А они ничего, хорошие.

— Да уж! — хмыкнула я. — Ал, а ты скучаешь по своей матери?

Алекса вопрос явно озадачил.

— Не знаю… Может быть.

— А я скучаю…

— Что? — удивился он.

— Да, тебе не послышалось. Раньше, когда я была маленькой, мама была совсем не такой, как сейчас. Она была очень доброй, нежной, любящей женой, а теперь… Аристократичная стерва с изысканными манерами, которые, порой, даже не уместны. Да, мы очень отдалились.

Беллатриса, Нарцисса, Андромеда, что же вы?! Прекратите ссориться, мы же семья!

Нарцисса, вон! Как ты посмела без стука ворваться в мою комнату, я тебя предупреждала?

Цисси, ну что за безобразия, веди себя прилично. Вот, посмотри на сестру и бери с нее пример…

Последние дни летних каникул близились к концу. Не за горами был и второй курс, новый учебный год. Но не для Беллы и Сириуса. И последний день учебы позади. Экзамены сданы. Пусть не безупречно, но все же.

— Поторопитесь!

Алекс взял меня за руку и побежал к вагону. Я еле-еле за ним поспевала.

— Ал! Стой, не опоздаем!

— Нет, нет, Нари! Скорей! — он заливался ребяческим хохотом, ведя меня за собой. Мы вломились в Хогвартс-экспресс. Шах проход до купе сопровождался ошарашенными взглядами учеников. Подавил смешок, мы тихо зашли в свое купе и захлопнули дверь. Удержаться было невозможно — смех.

— Не помешал? — кашлянул Люциус Малфой.

Он сидел, поглядывая в окно.

— Люциус?

Что он здесь делает? Он же закончил Хогвартс. Не к добру все это.

— Здравствуй! — блондин встал. — Не представишь нас?

Люциус холодным взглядом смерил Алекса. В ответ Ал протянул ему руку.

— Александр Гестер!

— Немец! — фыркнул Люциус, — Люциус Малфой!

— Наслышан! — язвительно ответил Алекс.

* * *

— Нари, я не хочу, чтобы ты с ним больше общалась!

— Алекс, перестань! — взбунтовала я.

— Что? — Ал резко остановился.

Мы шли из Большого Зала после ужина.

— Подожди, ты что ревнуешь? — я широко улыбнулась, зная, что ответ будет положительным.

— Было бы к кому! — он закусил губу и приподнял левую бровь — характерная черта этого человека. Он всегда приподнимал брови, когда злился.

— Нарцисса! Нарцисса Блэк! — за нами бежала белокурая девушка лет шестнадцати.

Догнав нас, она ничего сказала нам, только отдышалась и передала мне три конверта.

«Здравствуй, Цисси!

Отвечаю на твои вопросы. Конечно, я уже в курсе, что Регулус теперь с Реддлом. Спешу тебя обрадовать — я не на его стороне. Это омерзительно. Отец тоже не поддерживает его идеи и твою мать. Сейчас они немного «воюют» из-за этого. Но обещаю, все будет хорошо. Не волнуйся, учись и не думай ни о чем!

С любовью, бабушка!»

Я сидела в гостиной Слизерина у камина, читая доставленные утренним рейсом письма. Второе письмо было от Мелании МакМиллан. Я развернула перламутровый конверт и вынула из него письмо.

«Здравствуйте, Нарцисса!

Польщена, что ты обратилась ко мне! Но я очень сожалею, с внуком я не контактирую, а о твоей матери и говорить не уместно. Но, ради вашего блага, я все же попытаюсь связаться с Регулусом. Через Вальбургу или Ориона, разумеется! Это все!

Мелания МакМиллан!»

Строчки этого письма не принесли мне радости, какой я ожидала. Попытаю счастье с третьим.

«Приветствую, дорогая Нарцисса.

Разумеется, на каникулах мы не могли об этом поговорить, так как мама все время была рядом.

Я понимаю тебя, дочь. Она сделала ужасный выбор, не обсудив со мной. Я всеми силами стараюсь отгородить ее от преждевременных ошибок, но она и не хочет ничего слушать. Чего я и ожидал. Время все решает за нас. Не бойся, все будет в порядке. Я никогда не поддержу твою мать в этом вопросе!

И еще, этот юноша — Александр… Он мне очень понравился. Я считаю, он очень хороший молодой человек!

С любовью, папа!»

А вот это уже кое-что. На последних строчках письма я улыбнулась. Да, Алекс — хороший. Добрый, честный, открытый. И, надеюсь, надежный.

Обдумывая письма от родственников, я пришла к выводу, что субординация в нашей семье исчерпала себя. Остается надеется, что папа и бабушка смогут убедить маму в том, что Риддл — зло, ничего более.

0

6

Глава V


Только убив его, вы сможете чего-то достичь. Чувствую, он не так прост, как кажется. А нам нужно привлечь больше сторонников твоего рода, Беллатриса. Но твоя сестра, вижу, не хочет понять — лишь присоединившись к нам, она спасет его. Думаю, не нужно предупреждать их. Итак, мой приказ — убить. У Нарциссы не останется выбора. И скоро все подчинятся моей воле!

Отредактировано КирRen (26-11-2010 14:11:18)

0

7

Глава VI

Шел снег. Зима. Февраль. Мрачный, приносящий горе, печаль, раздражение. Видимо, снег — это что-то вроде отрицательной энергии, которую густые черные тучи выбрасывают на землю. Так вот почему он идет так часто. Волшебный мир в критическом состоянии. Впрочем, как всегда. Я думаю, что этот терроризм Темного Лорда для Британии уже привычное дело. Никто не хочет ничего менять. Все только подчиняются ему, выполняют все, что он говорит. В это число попала и Беллатриса. Мерлин, чему я удивляюсь?!

Приняв меры предосторожности, большинство учеников отправили домой — Риддл пошел в атаку на общественные места. Но те, для кого Хогвартс — дом, остались в замке. Алекс, ввиду того, что он жил в Германии, остался в школе, но я настояла — он должен ехать со мной в наш особняк. И это было самым глупым решением.

— Беллатриса? Люциус?

Я замерла. Сестра и Люциус сидели в гостиной за столом. Малфой закинул ноги на полированную поверхность столешницы.

— Вижу, ты не одна! — саркастически воскликнул он. Беллатриса рассмеялась.

— Ну, что ты, Люц! Цисси с другом!

— Да, да. Разумеется, вижу. Алекс, кажется? — Люциус встал, подошел к Алексу и, усмехаясь, посмотрел ему в глаза. — Полукровка!

Они одновременно выхватили палочки. Этого я боялась больше всего. Не раздумывая, я следом извлекла палочку из внутреннего кармана мантии.

— Отойдите от него! — кричала я.

— Цисс, нет! — спокойно сказал Алекс. — Отойди, пусть покажут, на что способны!

Я повернулась к нему лицом. Момент, наши губы слились в единое целое. На глазах сестры, Люциуса. Мне было все равно. Я чувствовала, что если не сделаю этого сейчас — будет поздно.

— Авада Кедавра! — заорал Малфой.

Алекс с силой оттолкнул меня…

* * *

Сколько прошло с того момента, я не знаю. Вообще, все что происходило, вышло за рамки моего понимания. Сотни смертей, абсолютно спонтанное согласие, женитьба. Люциус Малфой стал моим мужем, у нас родился ребенок. После я словно ждала того момента, когда все это утихнет. Огонь войны наконец погаснет… Но у жизни жестокое чувство юмора.

31 октября 1981 год. Он ушел. Навсегда ли? Конечно, нет. Глупый вопрос. Лили и Джеймс Поттер погибли от его рук, и говорят, что их сын — Гарри Поттер не умер от Убивающего. Как это возможно…

Беллатрисса, Родольфус и его брат в Азкабане. Люциусу, слава богам, этого избежать удалось. Дальнейшая жизнь шла своим чередом. С приближением пятилетия Драко, умерла мама. Похороны состоялись в Англии.

Множество людей в черных мантиях. Знакомы и незнакомые лица. В толпе волшебников я заметила Андромеду. С нашей последней встречи прошло много времени. Она вышла замуж за маггла — Теда Тонкса. С тех пор мы разорвали с ней узы родства. Но сейчас, при таких обстоятельствах, я не могла не поговорить с сестрой.

— Андромеда!

— Нарцисса? — сестра холодно взглянула на меня и кивнула.

— Давно не виделись! — я опустила голову. — Не рассчитывала, что мы встретимся при таком раскладе.

— Да, я тоже. — Дромеда кого-то выглядывала среди присутствующих на похоронах.

— Когда ты узнала?

— О маме? Два дня назад. — Она не смотрела на меня. Делала вид, что я ей безразлична, а затем резко повернулась. — Послушай, Нарцисса, я не держу на тебя зла. Пусть все остается так, как было раньше!

Сестра развернулась и зашагала прочь. Конечно, было понятно, почему она так со мной разговаривает. Я всю жизнь шла у всех на поводу. Всегда!

После смерти мамы, мы с Андромедой хоть немного, но сблизились. Скрывая от Люциуса, когда он бывал на работе, отлучался по делам, мы виделись с сестрой.

— Как Драко? Я видела вас в Косом переулке неделю назад. Он очень вырос.

— Да, Дромеда. Но если бы мы с тобой виделись чаще — ты бы так не удивлялась!

Мы с сестрой находились в Малфой-мэнор. Утренняя трапеза за чашкой чая и неторопливым разговором. На Андромеде была темно-лиловая мантия. А в волосах, украшенный рубинами, серебряный гребень в виде стрекозы.

— Ты же знаешь — никто не одобряет мой союз с Тедом! — вздохнула Андромеда и отпила ароматного чая.

— Да! — я глупо вглядывалась в резной узор обеденного стола, размышляя непонятно о чем. — Ох, я же хотела спросить о Нимфадоре! Слышала, ее способности метаморфини усиливаются?

— Да-а! — улыбнулась Дромеда. — И сильно! Как не увижу ее с утра — волосы всегда разного цвета. Что немного раздражает. Никогда не знаешь, какой она предстанет перед тобой сегодня.

Я выронила чашку из рук — пронзительный свист, сравнимый только с криком фестрала. Волшебная палочка, лежащая на столе начала отливать яркой голубизной.

— Люциус!

Заклинание, установленное для таких случаев, говорило о том, что муж с минуты на минуту появится.

— Боже, совсем забыла!

0

8

Глава VII

— Скорее, скорее, Дромеда! — паниковала я.

— Да, бегу! — сестра поцеловала меня в лоб, пробежала в парадную, распахнула входную дверь Малфой-мэнора и с громким хлопком трансгрессировала. Не прошло и пары минут, как на пороге из воздуха появился Люциус. На ходу он скинул мантию и бросил ее мне в руки, удаляясь со словами: «Я буду в комнате. Не беспокоить!». Кажется, обошлось. Словом, очередная неудача в Министерстве. Последнее время все так и происходит. Но я стараюсь держаться в стороне от дел мужа. Часто мне приходилось читать его переписку с бывшими Пожирателями, что, несомненно, пугало меня.

«Люциус, неразумно с твоей стороны использовать такие способы. Мы стараемся держаться скрытнее, а ты ставишь Пожирателей под угрозу разоблачения! Действуй сдержаннее.

С уважением, А. Долохов!»

«Как проходят поиски Темного Лорда, Люциус? Поговаривают, ты пытался ввести в структуру Министерства декрет об отмене приказа о пожизненном заключении в Азкабане последователей Темного Лорда? Всенепременно жду ответа!

Себастиан Нотт!»

Что-то явно назревало, но что? Этот вопрос так мучил меня, что я не сдержалась… А зря!

— Милый, можно с тобой поговорить?

Люциус корпел над какими-то бумагами. Вздернув вверх правую руку, призывая меня к тишине, он даже не поднял головы, а продолжал вчитываться в документы. Я закатила глаза. Но через пару минут муж отпрянул от чтения и взглянул на меня.

— Ты что-то хотела, Цисси?

— Да! — раздраженно ответила я.

— И что это?

— Знаешь, Люциус, мне иногда кажется, что ты отчаянно пытаешься вернуть Темного Лорда… Скажи, что это не так!

— Нет… Это так! И не говори, что ты против этого. Когда он вернется, мы будем вознаграждены как самые верные последователи Темного Лорда!

— Люциус, — взмолилась я. — Это ужасно опасно! Мы не можем себе представить, что будет потом. А если все выйдет не так, как ты планируешь, а если тебя посадят в Азкабан, что тогда? В конце концов, я не хочу… Я не Пожиратель Смерти!

— Что? — глаза мужа округлились, и мне стало откровенно не по себе. — Повтори!

Я опустила глаза в пол и чувствовала себя так, как будто я школьница, которую отчитывает учитель за невыполненное домашнее задание.

— Повтори! — голос мужа повысился. — Нарцисса!

— Я не Пожиратель Смерти! — сдержанно ответила я. — Я неверна Темному Лорду.

Раздался громкий хлопок. Люциус первый раз ударил меня. Эта пощечина была знаком того, что Том Риддл занимал в сердце (если они еще были) Пожирателей Смерти первое место. Он словно завербовал их. Пожиратели были простыми детьми, из которых выросли большие звери. Но они сидят в клетке. У них есть покровитель, «пища», но нет свободы. Они зависят от него. И любая оплошность может стоить жизни. Я не понимаю этого. Да и как вообще такое можно понять? Это же сплошной бред. Словно Риддл каким-то неизвестным способом околдовал их разум, давая немыслимые обещания, завлекая сладкими речами. Но меня ему не обмануть. Да, Беллатриса поддалась его напору, даже влюбилась, хотя никогда этого не признавала. Большая часть нашей семьи была у его ног. Как он подчинил их… Почему нельзя этого узнать? Я хотя бы имела представление.

Ретроспектива.

— Мадам Розье?

Сутуловатая женщина вошла в мрачный захудалый паб и тут же услышала свое имя. Назвавший его был в дорожной мантии с капюшоном, который закрывал его лицо от посторонних взоров. На вид мужчина был не так уж стар. В одной руке он держал кожаные перчатки, в другой — волшебную палочку. Он сидел справа от входа в кабак и жестом руки пригласил женщину за свой столик.

— Да? — спросила она, садясь за круглый деревянный стол.

— Это мы с вами договаривались!

Друэлла ахнула и округлила глаза.

— Мой л-лорд! — хрипло произнесла она.

— Без фамильярности! Мы здесь по делу. — Том опустил свой капюшон, а затем оглядел паб с таким видом, будто его сейчас стошнит. — Итак, что вы, мадам Розье, можете мне предложить?

— Прошу вас, называйте меня Друэллой!

— Так что? — Риддл сверкнул глазами.

— Да. Мой лорд, приняв меня в ряды Пожирателей, вы сможете контролировать весь род Блэков, абсолютно весь! К тому же, многие из нас жаждут присоединиться к вашим рядам и служить верой и правдой!

На лице Тома заиграла ухмылка, и он, пару минут помолчав, сказал:

— Что ж, ваше предложение весьма заинтриговало меня. И вы действительно готовы присягнуть к рядам моих слуг? Носить Черную метку? Быть Пожирателем Смерти до мозга костей?

— Готова! — Друэлла отвела взгляд, ибо сверкающие глаза Тома Ридлла давили на нее с неистовой силой.

— А вы не боитесь, что оступись вы, и я немедленно применю Аваду?

Он дьявольски улыбнулся, ожидая ответа. Друэлла не знала, но именно эти слова были клятвой. Клятвой всю жизнь служить Темному Лорду, выполнять все его приказы, умереть за него.

— Да! — твердо ответила Блэк, взглянув в глаза своего покровителя.

Вот и «родился» будущий фанатик лорда Волан-де-Морта. Именно так Томас Риддл отыскивал себе соратников, заставляя отвечать их на столь каверзные вопросы.

— А семья? — снова спросил он.

— Семья? — Друэлла делала вид самого глупого создания на свете, коим никогда не являлась. — Семья, м-мой лорд?

— Да-да, Друэлла, семья. Ты готова предать свою семью, разорвать родственные узы?

— Нет, ибо большая часть нашей семьи верна вам, господин! — взмолилась женщина, отчаянно пытаясь доказать Риддлу сказанное.

— Но не вся… — прошептал он. — Не вся, Друэлла. Тебе перечислить их?

— Я знаю, кто они!

— Но все же, — продолжал мужчина. — Я назову их имена! Итак, Сириус Блэк, самый глупый волшебник вашей семьи. Орион Блэк, миролюбивый простачок, желающий лучшего для своей семьи. Мелания МакМиллан, заносчивая старуха, пользующаяся своими связями в Министерстве. Ирма Блэк поддерживает приоритеты мадам МакМиллан. Уизли, пятнающие древо столь высокопочтенного рода волшебников. Мне продолжать?

— Нет! — отрезала Друэлла.

— И это практически самые влиятельные личности в вашем роде. Они опасны. Они могут переманить тебя и остальных обратно, на свою сторону! Поэтому мне нужны гарантии, иначе я всех вас уничтожу!

— Гарантии? Какие гарантии, мой лорд?

— Потомство! Все потомки рода Блэков должны будут верны мне — Темному Лорду!

На лице Друэллы был пустой, безграничный ужас, но она согласно кивнула.

— Вот и отлично! — Риддл, как ни в чем не бывало, хлопнул в ладоши. А затем направился к выходу. И, смерив паб последним взглядом, скрылся за дверью. Друэлла задерживаться тоже не стала и поспешно покинула паб.

— Слушай, дорогуша! Я не позволю тебе отравлять мою семью. Ты — притаившаяся змея, которая ожидает момента атаковать! Что ты обещала ему?

Женщина довольно преклонных лет схватила другую, намного моложе, за ворот черного платья и приставила к ее горлу палочку.

— Не пугайте меня, мадам МакМиллан!

— А я и не думала пугать тебя. Что ты ему пообещала? Что все твои дети будут носить Черную метку? Говори!

Мелания МакМиллан говорила на повышенном тоне, глаза ее сверкали, а губы сжались в линию.

— Ничего! — выпалила Друэлла. — Не ваше дело!

— Дерзить вздумала? — Мелания саданула слабеньким заклятием по лицу Друэллы.

— Авада Кедавра! — взревела Друэлла.

Полыхнул зеленый луч, и на деревянный пол упало бездыханно тело Мелании МакМиллан.

0

9

Глава VIII

Чистая синева с редкими просветами. Лучи утреннего солнца пытались пробиться сквозь это пушистое одеяло. Легкий ветер колыхал макушки деревьев, а где-то на горизонте сверкала яркая полоса света. Пролетающие птицы вносили контраст в пейзаж за окнами Малфой-мэнора. Вся эта картина завораживала взгляд и путала мысли, на которых я отчаянно пыталась сосредоточиться.

— Дорогая, успокойся уже! Он всего-навсего едет учиться!

— Да, я знаю… — тихо ответила я, взглянув на сестру. — Но я же не могу не переживать!

— Разумеется. Но это уже слишком. В конце концов, он приедет на каникулы!

Андромеда ободряюще улыбнулась и снова сказала:

— Цисс, перестань, все будет отлично, вот увидишь! Я знаю, что тебе нужно!

* * *

— Косой переулок?

— Именно! — воскликнула Дромеда.

Сегодня здесь, да, впрочем, как и обычно, была толпа туда-сюда снующих магов и волшебниц. Одни примеряли мантии, другие неслись куда-то с большими пакетами, третьи выбирали своим детям метлы, четвертые просто бродили, заходя попутно в магазинчики купить каких-нибудь безделушек.

— Тебе нужно отвлечься от суеты жизни!

Я издала безрадостный смешок, оглядываясь по сторонам. День пролетел незаметно. Мы с сестрой увлеклись походом по магазинам. Обновки сводились к моей новой мантии, разным побрякушкам к Рождеству, новой книге по практическому руководству хозяйственным заклинаниям для Андромеды и небольшой лиловой шляпке.

А потом… Потом жизнь шла словно по кругу. По замкнутому кругу бытия. Но все было неплохо. Да, неплохо. До этого момента.

В Хогвартсе проходил Турнир Трех Волшебников. И по каким-то довольно странным обстоятельствам он вернулся… Снова вернулся. Я так надеялась, что этого не произойдет, но… А после начались наши беды. Пожиратели сбежали из Азкабана, бились в отделе Тайн в Министерстве. Говорят, Белла убила нашего кузена. Когда я узнала об этом, мир словно перевернулся. Моя сестра, моя! Она убила родного человека. Хотя чему же я удивляюсь, это должно было давно стать обыденностью. После бойни в отделе Тайн Пожирателей и моего мужа упрятали обратно в тюрьму. Это было настоящим ударом для нашей семьи. Нам с сыном не удавалось избежать косых взглядов со стороны других волшебников. Но вскоре все в один миг перевернулось. Лорд Волан-де-Морт перешел к активным действиям.

— Для тех, кто не в курсе — сегодня у нас гостит преподаватель маггловедения Чарити Бербидж.

Женщины над столом издавала истошные стоны, отчего мне становилось дурно. Темный Лорд забрал палочку Люциуса, отнял у меня сына, подчинил себе всю нашу семью. Я сидела рядом с сестрой, с Беллатрисой. Она смотрела на Волан-де-Морта с восхищением и с диким обожанием. Неужели Азкабан ничему ее не научил…

Почти каждый день нам приходилось искать Гарри Поттера, выслушивать приказы Темного Лорда, его глупые планы и «чудачества». Каждый раз он приходил в ярость, узнавая, что Поттер снова ускользнул. Как-то мне удалось выудить момент, чтобы поговорить с Беллатрисой с глазу на глаз. Я должна была понять, что Темный Лорд замышляет.

Сестра шла по коридору Малфой-мэнора и, услышав свое имя, развернулась.

— Белла, можно тебя на минутку?

— Что такое, Цисси?

Я завела ее в свою спальню и закрыла на замок дубовую дверь.

— Цисси, что происходит? — Белла недоверчиво оглядела меня с ног до головы.

— Беллатриса, спрошу сразу. И, пожалуйста, не ври мне. Что он замышляет?

Сестра хитро улыбнулась, откинув с лица черные пряди волос.

— Не бойся, дорогая, насчет Драко у него размышлений нет.

И, улыбаясь, она покинула спальню. Меня как кипятком обдало. Не похоже, чтобы Беллатриса шутила, но кто знает?.

По счастливой случайности через пару месяцев в наш особняк «заглянули» довольно интересные волшебники.

Кинжал, вращаясь, разрезал воздух, направляясь к цели. Секунда-другая — и он скрылся вместе с исчезающими Поттером, Грейнджер, Уизли, гоблином и Добби.

Раздался пронзительный крик. Беллатриса, упустив врагов, расхаживала по гостиной в поисках своей палочки.

— Твари! — визжала она. — Цисси, где моя палочка?

Позже выяснилось, что и ее, и палочка Драко пропали. Вероятно, сейчас они находились в руках Гарри Поттера.

* * *

Война разгоралась ярким пламенем, уничтожая сотни, а может уже и тысячи волшебников и магглов. Такова была суровая правда. Он добился своего, магглы теперь погибали под его ногами. Даже Атриум Министерства. Эта скульптура посередине, тихий ужас закрадывался в душу и сердце каждого, кто это видел. Даже те, кто были на стороне Темного Лорда, тряслись, замечая, что он сверлит их своими змеиными глазами. Казалось, это конец. Конец всему тому, что мы привыкли видеть, выходя в мир… В прежний мир, от которого уже ничего не осталось. А что хуже, так это то, что мы не знали, что же будет дальше. Как мы будем дальше жить? Наверняка, каждый в то время задался этим вопросом. Но как справиться с этим? Волан-де-Морт не остановится, не предаст своих идей, не признает позорную правду о том, что, возможно, ему суждено умереть от руки Гарри Поттера. В эти моменты меня больше всего волновал Драко. Для него это трудное время. И переживает он больше, чем мы с Люциусом. Но чем больше я об этом думала, тем труднее мне становилось. И, разумеется, я бы присоединилась к Ордену Феникса, если бы была такая возможность. Я бесконечно рада, что у меня нет ее… Черной метки. Позор носить столь отвратное «существо» в знак того, что ты верна какому-то психопату с тиранскими замашками. Обязанность сидеть в особняке угнетала меня. Я, не в силах больше терпеть втайне от Люциуса и Беллы, выбралась на «свободу». Заранее переговорив с Андромедой, мы порешили встретиться в Хогсмите, так безопаснее. Впрочем, мы, узнав, что там теперь околачиваются Пожиратели, изменили решение и встретились у мадам Малкин в ателье. У сестры был усталый вид, хоть она и блистала оптимизмом и энтузиазмом к обсуждению новых сплетен. Со словами: «Ты просмотри-ка!», она развернула свежую на вид газету. «Пророк» гласил:

«Сегодня, 19 января, в 15.00 главный заместитель Министра Магии и глава отдела по учету магглорожденных Долорес Амбридж распространила указ о переучете «маггловских выродков». Все магглорожденные должны явиться в Министерство Магии до 31 января. В случае неявки на переучет, все не явившиеся будут подвергнуты строгому наказанию. Указ №635 декрета об учете магглорожденных.»

— Они что, все там с ума посходили? — воскликнула Андромеда. — Пойдем на улицу, ушей много!

Женщина в красной мантии, стоявшая слева от нас, бросила на Дромеду злой взгляд и неодобрительно покачала головой. Проходя мимо витрин с метлами, сестра возобновила разговор.

— Вот, жаба! Что она вообще себе позволяет?

— А что ты хотела? — грустно улыбнулась я. — Она теперь главный заместитель Министра.

— Что только творится… Цисс, а что там… Ну, какие у него планы?

— Не знаю… Он недавно покинул Малфой-мэнор. Снейп сказал, что Темный Лорд ищет что-то. Кажется, какую-то палочку...

Дромеда тяжело вздохнула.

— Ну… А Белла как?

Я взглянула на сестру. Она не часто заговаривала о Беллатрисе. Но сейчас, видимо, был какой-то иной случай.

— Белла? Ты же знаешь…

Она еще раз вздохнула, глядя куда-то вдаль. Возможно, думая о родственных узах. О тех, которые давно уже разорвались…

0

10

Приложение

Конечно, самое ужасное, что произошло за этот год, так это битва в Хогвартсе. Сколько учеников приняли смерть…

В начале битвы мы не участвовали. Волан-де-Морт пускал в ход лишь «пешки». Я до самого последнего момента не верила, что он найдет Поттера, что убьет его, пока вблизи, между деревьями не зашуршала листва. По замерзлой почве кто-то шел. Поттер! Он пришел, как и хотел Темный Лорд. Прошло пару мгновений, его палочка взметнулась вверх, полыхнуло зеленое пламя, и тело Гарри Поттера замертво рухнуло на землю. Неожиданно, вместе с Поттером упал и Темный Лорд.

— Милорд! — прошептала Беллатриса.

Поляна, на которой мы находились, погрузилась в тишину. Никто не решался издать ни звука. Потом кто-то начал перешептываться, и, перекрыв гул, Волан-де-Морт сказал:

— Ты! Посмотри, жив ли мальчишка!

Меня словно обдало кипятком. Этот приказ относился именно ко мне. Чувствуя на себе сотню взглядов, я двинулась к лежащему среди поляны телу. Нащупав то место, где находится сердце, я почему-то даже не удивилась. Сквозь кожу чувствовались нечастые удары. Да, это мой шанс. Склонившись еще ближе, я тихо прошептала:

— Драко, он в замке?

Послышалось тихое: «Да». И это все, что я хотела узнать. Дальнейшие действия Волан-де-Мора были ясны. Он немедленно хотел показать всем, кто победил, кто теперь главный в этом мире! По направлению к замку образовалась большая процессия. Я, пытаясь не смотреть на сестру, которая шла рядом, изобразила гримасу ликования и радости, которой в сердце у меня ничуть не было.

Но эта битва закончилась также быстро, как и началась. Сначала погибла моя сестра. Но вот в чем дело, я не чувствовала боль от потери… За ней канул в лету и сам Волан-де-Морт. Но это произошло как-то странно. Никто ничего не успел понять, как его мертвое тело рухнуло на пол Большого Зала. Кто-то радостно закричал. Слышались восторженные возгласы, радостные крики. Все плыло перед глазами. Я и Люциус тут же кинулись искать сына. Я больше не могла терпеть.

— Драко, Драко!

Словно из воздуха перед нами возник сын. Ни секунды не медля, он кинулся в наши объятия. Что же может быть еще лучше, чем видеть свое дитя целым и невредимым.

Странно, но теперь он, похоже, ушел… Уже навсегда. Мы освободились от оков его власти, жутких намерений. Оставшихся Пожирателей разогнали обратно по камерам Азкабана, Люциуса подвергли суду Визенгамота, как и еще пару Пожирателей Смерти, Беллатрису мы похоронили в Лондоне на Хайгетском. А что до всего остального, то жизнь вернулась в привычное русло, как нам и хотелось. Все, наконец, встало на свои места! Мы жили как и прежде, наслаждаясь утренними рассветами, радостями семейной жизни, огорчениями смертных уделов… Но жизнь никогда еще не казалось настолько живой, никогда. Именно живой. Я всегда просто жила. Жила для того, чтобы жить. А сейчас, после всего прошедшего, после боль и утрат, я действительно поняла, что значит настоящая жизнь!

Спустя четыре года у нас с Люциусом родилась дочка. И я настояла, чтобы мы назвали ее Беллатрисой. Разумеется, моя сестра заслужила это, пусть и была тщеславной эгоисткой. Ведь каждый достоин чего-то большего, чем имеет. Наступил момент, когда мы дождались внуков. Эти мгновения были так же чудесны, как и те, когда родился Драко. Но и печалей было предостаточно… К приближению моего семидесятилетия умер Люциус. Осенней ночью он просто задохнулся от нехватки воздуха в комнате, а я только утром обнаружила лежащий в кровати труп мужа. Это было ужасно. Меня так еще не переполняли боль потери и утрата того, что было дорого. Я знала, да и все убеждали, что не нужно сидеть на затворках, нужно жить дальше. Собственно, что я и делала. Я должно была, несмотря ни на что, дарить любовь и радость близким, тем, кто находился рядом. Вся жизнь в эти моменты пролетала перед глазами. И я вдруг поняла, что вот оно… Настоящее счастье. То, чего я так хотела… И получила. Наконец-то, действительно получила. Счастье… Настоящее счастье!!! Но… Всегда есть какое-то но. Позже я поняла, что больше не принадлежу этому миру. В «бой» вступает следующее поколение, мои дети, внуки. И теперь они будут решать свою судьбу, как когда-то в свое время делали это мы!

0

11

Эпилог

Нарцисса Малфой(Блэк) умерла 17 сентября в возрасте семидесяти двух лет. Ее похоронили совсем рядом с могилой ее сестры Беллатрисы. На похоронах находилось много волшебников и волшебниц. Друзья, близкие, знакомые. Среди толпы можно было разглядеть семью Поттеров, чету Уизли, многих работников Министерства. И не только… В дали от могилы, у которой столпилось огромное множество людей, стояла пожилая блондинка. Лицо ее скрывала мантия, но она прекрасно видела, как ее сын проливает обильные слезы на сырую землю. Видела всех тех, кто пришел проститься. Блондинка, грустно улыбаясь, развернулась и зашагала прочь навстречу заходящему солнцу...

0


Вы здесь » За кулисами ГП » ГЕТ » Нарцисса Блэк&Драма&PG-13&НМ/ЛМ&Миди