За кулисами ГП

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За кулисами ГП » ГЕТ » Цветок гортензии&Роман&PG&НТ/СБ&мини


Цветок гортензии&Роман&PG&НТ/СБ&мини

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название: Цветок гортензии
Автор: Karrolinna
Бета: Erane
Жанр: Роман
Пейринг: Нимфадора Тонкс/Сириус Блэк
Рейтинг: PG
Размер: мини
Аннотация: А знаете ли вы, как нелегко, поддавшись увлечению, потом восстанавливать дружбу, столь бережно оберегаемую? Я знаю.
Отказ: отказываюсь от всех прав

Ссылка на обсуждение

Отредактировано Karrolinna (12-09-2011 20:04:24)

0

2

Глава 1

Его смерть была огромной и нелепой ошибкой. Как мог умереть он, пышущий оптимизмом, жаждущий познать жизнь во всех её проявлениях? Безумная надежда на ничем неомрачённые отношения разбилась, словно высокая мутная ваза из дома на площади Гриммо в прошлую пятницу. Ощущение холодной пустоты действовало на неё сильнее, чем постоянная боль в перебинтованной руке. Несомненно, его гибель оставила отпечаток на судьбе каждого из членов Ордена Феникса. Но ей казалось, что смерть забрала не только его, но и частичку её души, навсегда подарив сердцу лёгкий налет грусти. Со временем, надеялась она, при мысли о нём в голове будут возникать не последние мгновения его жизни, а счастливые моменты, проведённые вместе.

Под тихое потрескивание дров в камине уже второй час продолжался ожесточённый спор. За окном, с яркими вспышками молний и оглушительными раскатами грома, бушевала гроза во всём ее великолепии. Сквозь плохо задёрнутые тяжёлые гардины виднелись всполохи молний, казавшиеся лучами заклятий, посылаемыми великим волшебником-небом. Стол был накрыт на большую компанию, а это означало, что Орден Феникса почти в полном составе. Торжественный ужин, послуживший причиной посещения многими штаб-квартиры, перешёл в тихую беседу, которая затем превратилась в обычную для этого места дискуссию.
В углу, на стуле с истёртой обивкой, сидела, положив руки на колени и теребя фартук, Молли. Утомленный взгляд, отсутствующее выражение лица ясно говорили, что она просто устала постоянно волноваться за свою семью, за тех, кто ей дорог.
За столом, ровно держа спину и сохраняя каменное выражение лица, сидел Северус. Постоянное напряжение сказывалось на нем меньше, чем на остальных, что было удивительно – являясь двойным шпионом, следя за каждым своим движением и боясь проронить неосторожное слово, он всегда был максимально сосредоточен и собран.
Скрестив руки на груди и вальяжно развалившись в кресле, Сириус скользил взглядом по сидевшим. Только тот, кто был близко знаком с ним, знал, что бодрая улыбка, независимая поза – лишь бравада. На самом деле, скучая по Гарри, изнывая от невозможности помочь членам Ордена, чувствуя себя не при деле, он, несомненно, не считал себя особенно счастливым.
Римус теребил рукав своего тонкого коричневого свитера, по всему его виду можно было сказать, что кантик, вывязанный темно-желтой ниткой, невероятно увлёк его. Мало участвуя в беседе, он был погружен в собственные мысли. Отголосок невесёлых раздумий отражался в глазах, полных необъяснимой печали. Помимо забот, касающихся практически всего волшебного мира, у него были и собственные проблемы.
Тонкс сидела на диване, лицом обращенная к Молли. Грустный взгляд, который она иногда бросала на сторону, где сидели мужчины, мог бы сказать многое тому, кто читал по глазам. Но человек, чье внимание она невольно хотела привлечь, казалось, ничего не замечал, и не думал смотреть на нее. В руках она крутила свою палочку, все так же внимательно слушая беседу, а порой и вставляя реплику.
На другом диване, более широком и громоздком, разместились Артур Уизли, Грозный Глаз и другие члены Ордена Феникса.
– И все-таки я считаю, Гарри должен знать правду.
– Сириус, он же ребенок! – Молли с возмущением взглянула на него.
Римус решительно поднял голову, явно желая вступить в разговор:
– Не такой уж он и ребенок! Нет, я не хочу рассказывать ему все о пророчестве, но кое-что Гарри должен знать.
– Но ты представляешь, как ему будет трудно? Гарри винит себя в смерти Седрика, и я уверена, – продолжала Молли, – известие о том, что весь волшебный мир отвернулся от него, не сделает Гарри более счастливым. Не отнимайте у него детство. Пережить смерть друга, краем сознания понимать, что каждый миг твоей жизни может быть последним, легко? Надо оберегать Гарри от кошмаров настоящего.
– Молли, ты понимаешь что говоришь? – Сириус вскочил на ноги.
– Сириус, не надо так, – мягко осадила его Тонкс. – Миссис Уизли, мне кажется, Гарри следует узнать часть правды от нас. Будет гораздо хуже, если он в уже в Хогвартсе поймет, что ему не верит ни волшебный мир, ни Министерство. У него останутся только его немногочисленные друзья, тогда Гарри будет чувствовать себя несказанно хуже, чем вы могли бы представить. Я согласна с Римусом.
– Ну, знаете, – Молли встала, вытерев руки о фартук, – так мы никогда не договоримся. Мне он как сын, поэтому я должна оберегать его… Тонкс, ты поможешь мне убрать со стола? – Молли взмахнула палочкой, и тарелки, тихонько позвякивая, переместились в глубокую раковину.
Разговор продолжался, но уже тише. В нем принимали участие все мужчины, находившиеся в кухне, кроме Снейпа, который трансгрессировал с верхней ступеньки штаб-квартиры сразу после официального окончания ужина. Было ясно, что все в разной степени не согласны с мнением Молли. Однако, если прислушаться, то можно понять, что сейчас их волнуют несколько другие проблемы.
Артур, сидя на стуле, одна из ножек которого была немного короче, чем остальные, наклонился так, чтобы его слышали только сидящие рядом:
– Говорят, Дирк Крессвелл, сотрудник Министерства Магии, видел около своего дома Пожирателей Смерти. Теперь он боится оставлять одну дома свою жену…
– Страшные времена наступают… Не миновать войне. – ответил Римус.
Заметив, что на их компанию внимательно смотрит Тонкс, он подсел поближе к остальным, и разговор стал еще более тихим.
Выходя из кухни, в которой прошло столько судьбоносных споров и откровенных бесед, Тонкс задорно подмигнула мужской кампании.

За давно немытым окном бушевала гроза.

0

3

Глава 2

Это воскресенье должно быть другим. Хватит постоянно думать о трудностях и проблемах глобального масштаба, о спасении магглов и о недопущении Сами-Знаете-Кого в Министерство. Сегодня можно если не развлечься, то заняться своими делами. К примеру, пойти в пахнущую временем, обладающую особенным, чуть горьковатым запахом с нотками многолетней пыли огромную библиотеку, собранную многими поколениями Блэков. Выбрать какой-нибудь томик в потрепанной обложке и с желтыми страничками, забраться с ногами на старый низкий диван и почитать, на какое-то время забыв обо всем.
Примерно так думала Тонкс, спускаясь в кухню, из которой доносился аромат чего-то очень аппетитного. Бытовые заклинания Молли знает, как никто другой.
– Привет, Гермиона! – Тонкс радостно помахала девушке рукой, стремясь поделиться своим бодрым настроением. В ответ на приветствие Гермиона, мило улыбнувшись, кивнула, а затем окликнула Рона.
Источником аппетитного запаха, как и догадывалась Тонкс, являлся аппетитный омлет. К большой радости девушки, в него были добавлены бекон и зелень, именно так, как она любила. Такие завтраки – не редкость в ее семье. В воздухе витал аромат свежесваренного кофе, даря всем ощущение легкости и бодрости. За длинным столом уже сидело несколько человек, но ни Римуса, ни Артура Уизли там не было. Все это девушка отмечала, накладывая на тарелку с фамильным вензелем Блэков омлет, кусочек которого все-таки шлепнулся на тщательно вымытый домовым эльфом пол. Не желая, чтобы кто-нибудь кроме нее заметил это, она еле слышно произнесла заклинание, и кафель снова стал чистый.
Гермиона увлеченно беседовала с Роном, иногда недовольно косясь на Живоглота, чей рыжий хвост так и норовил попасть в тарелку. Кот очень любил лежать у нее на коленях. Сириус читал «Ежедневный пророк», хмурясь и качая головой. Тонкс искренне не понимала, как таким чудесным утром можно читать газету, не приносящую ничего, кроме негатива и расстройства.

В приоткрытое окно врывался свежий ветерок, принося запах влажной листвы, теплых булочек с корицей и свежих газет. Этот запах ассоциировался у девушки с маггловским Лондоном, чудесным, по мнению Тонкс, городом. Как же хорошо гулять по улицам, укрытым туманом, спрятав во внутренний карман палочку и совершенно не думая ни о чем серьезном! К сожалению, девушка давно не выбиралась на подобные прогулки.
Доев омлет, Тонкс допила остывший кофе и помыла за собой тарелку.
Подняться по скрипучей лестнице к библиотеке было минутным делом. Однако, подойдя к двери, Тонкс замерла, не решаясь открыть ее. Из библиотеки доносились голоса Римуса и Артура Уизли. Нельзя сказать, что девушка была излишне любопытной, но здоровый интерес имел место в ее характере.
– … пророчество в Отделе Тайн? – девушка услышала голос Римуса.
– Да, там. Мне частенько приходится проходить мимо очень надежных дверей этого Отдела. Я считаю, Сам-Знаешь-Кто вряд ли сможет попасть туда. Министерство хорошо охраняется, но я не отрицаю возможности проникновения в него посторонних…
– Внушает надежду. – за дверью послышался нервный смешок. – Но если Сам-Знаешь-Кто все-таки получит пророчество, то… что будет? Война?
– Трудно судить, но я считаю…
Вновь раздался смех, но теперь уже ближе, прямо позади Тонкс. Девушка мгновенно обернулась, досадуя, что не дослушала реплику.
– Интересно они беседуют? – в руках Сириус все еще держал газету, свернутую в трубочку. Девушка смутилась – она была замечена подслушивающей.
– Я, вообще-то… ну… в смысле… - начала оправдываться Тонкс.
– Да ладно, – улыбнувшись ей, Сириус ударил свернутой газетой по старому гобелену, из которого вылетело облако пыли. Тонкс чихнула. – Как ты думаешь, как скоро будет война?
Девушка негодовала. Именно это воскресенье она решила провести весело и беззаботно, не вспоминая о множестве угроз и опасностей. Но Сириус спрашивал не о вероятности войны, а о временных сроках, что было хуже.
– Знаешь, это не та тема, которую мне хотелось бы сейчас обсудить. И так каждый день говорим о войне… – Тонкс изо всех сил старалась не дать уйти приподнятому настроению. Сириус молчал, а люди в библиотеке отошли к окну, их голоса стали едва различимы. Девушка внимательно смотрела на длинную темно-синюю нитку, свисавшую с гобелена.
– Тонкс, а почему у тебя всегда такие волосы?
– Розовые? – девушка, наконец, оторвала взгляд от нитки и посмотрела на собеседника.
– Не совсем. Скорее… цвета экзотической гортензии.
– Я вообще очень закат люблю. – Тонкс перебила его. В детстве она любила стоять у окна в своей комнате и смотреть на садящееся солнце. Ее всегда восхищало, как небо меняет удивительную гамму оттенков, от глубоко-лилового до темно-красного. Эти воспоминания, почему-то очень интимные для нее, вырывались наружу, грозясь облечься в неповторимые, трогательные и волнующие слова. Но Тонкс ограничилась всего одной фразой.
– Так это из-за заката? – казалось, Сириуса удивило простое объяснение. Он, наверное, ждал длинной отповеди о средствах самовыражения, об эпатировании масс, возможностях выделиться из толпы и тому подобное. Но любовь к красоте заката казалась Сириусу чем-то банальным, и в то же время милым.
– Да, наверное… – казалось, Тонкс немного смутилась. – А гортензия, это так? – она сделала быстрый взмах палочкой, и на ее ладони опустился темно-розовый цветок, напоминающий одновременно и фиалку, и маленькую астру. Сириус засмеялся. Глядя на свое творение, улыбнулась и Тонкс.
– Разве она такая? – он бережно взял цветок из рук девушки. – Вот теперь, – Сириус взмахнул палочкой, – получилась настоящая гортензия.
Сириус вручил трансфигурированный цветок девушке. И правда, окраска лепестков очень походила на цвет волос Тонкс.
– Я пойду, наверное… – девушка сделала пару шагов к лестнице, а Сириус, наоборот, к дверям библиотеки. – Спасибо за цветок.

Тонкс вприпрыжку поднялась по ступенькам, не боясь ничего сбить и ни в кого врезаться. С разбегу прыгнув на едва прикрытую покрывалом постель и крутя в руках подарок, Тонкс думала, что очень хорошо, когда нигде нет войны.

Отредактировано Karrolinna (12-09-2011 20:07:38)

0

4

Глава 3


Стряхивая капельки с рыжих волос, в кухню, которая для некоторых была просто местом посиделок, разговоров и обсуждений, вошел Артур Уизли. За окном целый день лил дождь такой силы, что, постояв на верхней ступеньке штаб-квартиры, мистер Уизли успел порядочно вымокнуть.
В вечернее время уютная кухня была лучшим местом в этом доме. Сейчас здесь присутствовали Сириус, Грозный Глаз, Люпин и дети, которые сразу вышли после сердитого взгляда Молли и пары криков о том, что они слишком маленькие. Рон недовольно пробормотал что-то неразборчивое и покинул кухню. С тихим довольным урчанием на освободившееся место вспрыгнул Живоглот, обвивая лапы пушистым хвостом.

– Как в Министерстве? – Молли подняла обеспокоенный взгляд на мужа. Он выглядел не то уставшим, не то взволнованным.
– Вы, наверное, слышали о Дирке Крессвелле из Управления по связям с гоблинами. Многие считают это паранойей, но Дирку чудятся Пожиратели около его дома. Не особо доверяя Аврорату, – Тонкс недовольно покосилась на него, – он попросил помощь у Ордена Феникса.
– А откуда он вообще знает об Ордене?
– Мне это не известно. Мы встретились в лифте, и Дирк намекнул мне, что ему нужна помощь моих друзей. Было ясно, что он говорил об Ордене.
– И что от нас требуется? – Люпин вступил в разговор.
– Он просил, чтобы послезавтра, то есть в среду, мы покараулили его дом. Его жена сейчас сильно болеет и вряд ли сможет дать достойный отпор Пожирателям. Хотя, надо признаться, никто, кроме самого Дирка там их не видел. Завтра у Дирка выходной, а в среду ему надо в Министерство.
– Хорошо, но нужно согласовать с Дамблдором. Я, пожалуй, пошлю ему вечером сову, – ответил Грозный Глаз.
– А кто из нас отправится охранять дом Дирка? – спросила Тонкс. По ее виду было понятно, что ей хочется выбраться куда-нибудь, разбавить похожие будни на площади Гриммо.
– Я, – твердо сказал Грозный Глаз, встал и окинул взглядом кухню, – Артур, обязательно Римус… и Тонкс?
– Эй, постойте, а как же я? – Сириус негодовал. Зная его болезненное отношение к разного рода походам и вылазкам, Тонкс недовольно поморщилась. Ясно, что никому не хотелось высказывать ему свои недовольства, говорить о его несознательности, нежелании соблюдать правила безопасности, обвинять в неуемном рвении на все задания, выполняемые Орденом.
– Сириус, ты же знаешь… – начала Молли, но он ее перебил.
– Думаешь, мне легко сидеть в четырех стенах, довольствуясь краткими прогулками во дворе, причем находясь исключительно в анимагической форме? Я такой же член Ордена, как и ты, так почему я не могу пойти?!
– Заметь, за мою голову Министерство не обозначило награду в тысячу галлеонов.
– Да, Сириус, – Тонкс внимательно, с просьбой в глазах, посмотрела на него, – если вся угроза, которой мы подвергаемся – это умереть от непростительного заклятия, – в голосе девушки звенел едва сдерживаемый смех, – хотя и в этом сильно сомневаюсь, то ты подвергаешь себя куда большей опасности. Разве тебе хочется вернуться в Азкабан? Узнать на собственном опыте, что такое поцелуй дементора и каково это – жить без души? Что ты видишь интересного в унылом времяпрепровождении под забором какого-то неизвестного дома? – Тонкс прервалась, наколдовала себе стакан воды и разом его выпила. – Я бы на твоем месте так не рисковала.
– Тонкс, зачем ты так говоришь? Я хочу приносить помощь Ордену, а не бездельничать тут.
– Самая большая твоя помощь – то, что ты отдал свой дом под штаб-квартиру.
– Дора все правильно говорит! Без тебя у нас бы ничего не получилось, ты ведь внес огромный вклад в работу Ордена…
Казалось, Сириус резко потерял интерес к разговору. В установившейся тишине было слышно, как тяжелые капли дождя с силой бьют по железной крыше.
– Хорошо. Вы правы. – Его голос звучал несколько отстраненно. Раздался легкий хлопок – Сириус трансгрессировал.
– Куда это он? – Молли переглянулась с Тонкс.
Спустя несколько секунд все услышали, как этажом выше массивная дубовая дверь стукнулась о косяк.
– Он просто поднялся к себе, – эти слова Римуса немного успокоили девушку.
Тонкс волновалась за Сириуса, и ей стало гораздо комфортнее, когда она узнала, что он здесь, а не где-нибудь в горах Атлас или в дельте Нила.
– Ну как можно быть таким упрямым? – Молли всплеснула руками. – Нет, он просто невозможен!
Сделав над собой усилие, Тонкс улыбнулась и вышла из кухни в плохо освещенный коридор. Не замечая, что вниз по лестнице покатилась жестяная банка, видимо, оставленная здесь близнецами, девушка поднялась на верхний этаж дома. Подойдя к окну, она прижалась лбом к холодному, чуть влажному стеклу, по которому скользили дорожки дождевых капель.

Где-то вдалеке, за низкими соседними домами и заброшенным садом с одичавшими деревьями, едва виднелась оживленная лондонская магистраль.
Маленькие точки, расплывчатые от дождя, сливались в единый, светящийся желтоватый поток. У большого окна в доме напротив зажгли торшер, свет которого казался Тонкс ближе, нежели что-то другое. Ее взгляд был прикован к лампе, а мысли унеслись далеко, в пору беззаботного детства. Разве тогда перед ней стояли такие сложные проблемы? Будучи ребенком, Тонкс даже не догадывалась, что ее жизнь будет настолько нелегкой.

0

5

Глава 4

«Теория защитных заклинаний». Данный фолиант лежал на низеньком диване в библиотеке. Что ж, занятно.
Тонкс повертела в руках потрепанную книжку с серой обложкой. Странички в ней были желтоватые, из переплета вылезла тонкая серая нитка. Такую же книгу она видела когда-то в библиотеке Хогвартса, но тогда Тонкс отвергла ее, как неинтересную. В то время девушку больше интересовала практика.
На низком журнальном столике лежал ворох газет, старых и не очень. На них стояла большая кружка с кофе – Тонкс решила не спускаться сегодня к завтраку и ограничиться лишь этим напитком. От донышка на портрете министра Магии остался коричневатый ободок, отчего изображенный отошел в край волшебной фотографии, недовольно поглядывая на пятно. Девушка села на диван, поджав под себя ноги, и открыла книжку. В окно падали лучи солнца, окрашивая библиотеку в теплые желтоватые тона.
По книге было видно, что ей активно пользовались – некоторые странички были сильно затерты, а несколько даже надорваны. Кроме того, в некоторых местах на полях было что-то неразборчиво подписано. От времени чернила расплылись, и прочитать примечания казалось практически невозможно, но Тонкс удалось понять, что там были заклинания.
Параграф за параграфом, книга все более увлекала девушку. Почти на каждой странице можно было заметить пометку, даром, что разобрать ее было очень трудно. Невольно Тонкс проникалась уважением к неизвестному дотошному читателю этой непростой книги, столь скрупулезно ее изучившему.
Из-под закрытой двери потянул сквозняк, девушка поежилась и откинулась на спинку дивана, прикрыв глаза. Перед ней мелькали теории мгновенных выпадов, характеристики основных движений, а также уйма заклинаний. За стеной что-то со звоном упало на пол, и Тонкс могла поклясться, что услышала тихое «Репаро». Близнецы? Нет, они спускались в кухню вместе с Джинни и Люпином, она сама видела. Комната, занимаемая Аластором Грюмом, находится в другом крыле дома. Тогда кто? Сириус? Ох, разумеется, он… От этих мыслей хотелось улыбаться, все казалось очень милым – шероховатый диван, солнечные лучи, которые Тонкс хоть и не видела, но чувствовала.
Снизу ее окликнули завтракать, и Тонкс, положив книгу «домиком» на стол, нехотя встала. Есть она не собиралась, но не отметиться на кухне она считала неприличным. Когда дверь библиотеки хлопнула, девушка смогла услышать, как с потолка сыплются мелкие кусочки побелки.
– Нет-нет, спасибо, я не голодна, – ей нужно было уйти к себе, чтобы не видеть проницательных, прожигающих насквозь глаз Люпина. Наверное, он уже начал о чем-то догадываться еще вчера, встретив ее у окна. Тонкс выдавали лихорадочно горящие глаза, болезненное любопытство, которое она не могла сдерживать.

В ее комнате, уже достаточно обжитой и уютной, девушка могла чувствовать себя спокойно. Но сейчас, окрыленная легкой эйфорией, она не могла найти себе места – ходила кругами, садилась на кровать и тут же вскакивала, подходила к окну и даже пританцовывала в такт напеваемой про себя музыке.
Наконец девушка прилегла на кровать, положив ноги на ее спинку. Бережно, двумя пальчиками взяла с маленькой тумбочки гортензию. Опять накатило знакомое умиление вместе с теплотой – как же хорошо! Тонкс вдохнула тонкий аромат цветка и положила его себе на грудь, мечтательно прикрыв глаза и зевнув.

Разбудили девушку косые рыжеватые лучи солнца. С пару секунд Тонкс не могла понять, почему спит. Затем она довольно улыбнулась, положила цветок на тумбочку и встала, потягиваясь. Делать решительно ничего не хотелось: ни разбирать одежду, ни наводить порядок в комнате. Девушка, наконец, собралась дочитать оставленную утром книжку.
В библиотеке все располагало к вдумчивому осмысливанию текста – задернутые гардины и зажженный торшер, длинные полки и маленький мохнатый коврик перед диваном. Так и должно быть. Несмотря на то, что мысли постоянно улетали в неизвестном направлении, Тонкс смогла сосредоточиться на книге. Внизу пробили часы, но это не отвлекло девушку. На пол падала узкая полоса света, прошедшая сквозь щель между гардинами.
– Не помешаю? – Тонкс рассеяно мотнула головой и чуть подвинулась, даже не смотря на Сириуса, только что вошедшего в библиотеку. Нечего давать себе повода…
Следующие несколько минут девушка старательно вчитывалась в написанное. Сириуса эта ситуация откровенно веселила, у девушки вызывала приступы смеха.
Читать стало решительно невозможно, и Тонкс опустила книгу на колени. Наступило неловкое молчание, во время которого девушка украдкой поглядела на Сириуса – как он тяжелым взглядом смотрит на окно, а правой рукой сжимает подлокотник дивана. Вдруг он резко взмахнул палочкой, гардины разъехались, Тонкс вздрогнула. Все в библиотеке окрасилось в глубоко-красную гамму заходящего солнца.
– Там закат, – его голос прозвучал тихо, но девушка все равно услышала.
Они одновременно потянулись друг к другу, наслаждаясь едва уловимым, необъяснимым взаимопониманием. Тонкс ощущала всю дневную эйфорию на кончиках пальцев. Чувствуя его дыхание на своих губах, девушка знала, что случится через несколько острых, как бы наэлектризованных мгновений.
– Дора, Сириус, что вы делаете? – перед ними стоял несколько смущенный и обескураженный Римус. Тонкс почувствовала себя набезобразничавшей школьницей, в душе злясь на не вовремя вошедшего друга.
Тонкс резко отодвинулась от Сириуса на другой конец небольшого дивана. Ее волосы удивительно быстро сменили множество цветов, остановившись на светло-русом, очень схожем с истершейся золотой вышивкой, покрывающей обивку.
– Дружище, ты чего, это же… Тонкс. Как ты мог?
– Что я мог? – Сириус выглядел разочарованно и рассержено одновременно. – Я что, должен целыми днями сидеть с постным лицом, как ты, и размышлять на Мерлин-знает-какие темы?
– Сириус, не надо… – сказала Тонкс. Он с горечью посмотрел на нее. Девушка вдруг подумала, что оставленная без воды гортензия может завянуть, и что она уже видела один сморщенный лепесток.
«Теория защитных заклинаний» упала на пол, а Тонкс, поднимая ее, заметила на форзаце надпись: «Эта книга принадлежит Р. Дж. Люпину».
– Нет, ты все-таки скажи мне… – начал Люпин. Тонкс встала, как бы извиняясь, посмотрела на Сириуса и вышла, тихо притворив за собой дверь.

***
Его смерть была огромной и нелепой ошибкой. Как мог умереть он, пышущий оптимизмом, жаждущий познать жизнь во всех ее проявлениях? Безумная надежда на ничем неомраченные отношения разбилась, словно высокая мутная ваза из дома на площади Гриммо в прошлую пятницу. Ощущение холодной пустоты действовало на нее сильнее, чем постоянная боль в перебинтованной руке. Несомненно, его кончина оставила отпечаток не судьбе каждого из членов Ордена Феникса. Но ей казалось, возможно, ошибочно, что смерть забрала не только его, но и частичку ее души, навсегда подарив сердцу легкий налет грусти. Со временем, надеялась она, при мысли о нём в голове будут возникать не последние мгновения его жизни, а счастливые моменты, проведённые вместе».

***
– Дора, ты опять плачешь?

0


Вы здесь » За кулисами ГП » ГЕТ » Цветок гортензии&Роман&PG&НТ/СБ&мини