За кулисами ГП

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » За кулисами ГП » ДЖЕН » Водные войны&Action/ Adventure, Humor&G&У детей лето, побойтесь&миди


Водные войны&Action/ Adventure, Humor&G&У детей лето, побойтесь&миди

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название: Водные войны
Автор: Fenrira Grey
Бета: фуфырчик, diosa
Жанр: Action/ Adventure, Humor
Пейринг: У детей лето, побойтесь Бога!
Рейтинг: G
Размер: миди
Аннотация: Концепция проведения летних каникул в условиях Хогвартса.
Отказ: С удовольствием бы присвоила, но, к моему великому сожалению, все герои принадлежат J Ro, Warner Brothers и наверняка еще кому-нибудь.
Комментарии:
Други! Если вы это прочли, и более того, случилось страшное - вам захотелось поделиться с общественностью, не забывайте про шапку. Если нужно где-то разместить - пошлите пламенный привет на мыло, автор не гордый, придет и сам все сделает =)
Прошу у достопочтенной публики помнить, что жанр нижеследующего - юмор, так что милое животное Обоснуй, видимо, не умеющее плавать, не посетило затопленный Хогвартс, а логику и здавый смысл вкупе со знанием жизненных реалий Англии Автор потеряла еще в раннем младенчестве.

Обсуждение
:flag:

0

2

Глава 0. Жара в Хогвартсе

В Хогвартс наконец-то пришло настоящее лето.
Над дремлющим на солнцепеке замком колыхалось душное марево, состоящее из расплавленных лучей нещадно палящего светила, взвешенной над землей пыли и раскаленного воздуха, с трудом проходящего в легкие. Жара стояла такая, что трудно было даже говорить, не то что двигаться или устраивать потасовки в коридорах, поэтому для студентов (а тем более для преподавателей) настала долгожданная пора ленивого и сонного спокойствия.
Счастливые младшекурсники, сдавшие экзамены, паковали чемоданы в ожидании дня отъезда, в то время как старшие студенты с таким же нетерпением ждали результатов своих СОВ и ТРИТОНов.
В эти дни обитателями Хогвартса было отмечено несколько странностей.
Во-первых, библиотека и подземелья стати пользоваться просто огромной популярностью. Но если этому еще можно было найти логическое объяснение – они были чуть ли не единственными местами во всей школе, где температура не поднималась выше точки кипения, и даже счастье встречи со Снейпом или мадам Пинс не обращало в бегство орды страдающих от жары студентов, – то вторая странность оказалась поистине загадочной: во всем Хогвартсе было абсолютно нечем заняться.
На удивление спокойный конец года без василисков-Волдемортов-сбежавших из тюрьмы родственников и отсутствие тайн привели к тому, что все старые происшествия уже давно обсудили, а новые не спешили случаться. Скучные и какие-то одинаковые дни студенты проводили в оцепенелой аморфности, чему рьяно способствовала невыносимая жара. Хотя все это, конечно не относится к Гриффиндору, а точнее к определенным его студентам. Ибо, что же это за гриффиндорцы, если они не могут найти приключений себе на… то есть какое-нибудь интересное занятие. Вот и этим душным днем закадычные друзья не скучали, а занимались чрезвычайно увлекательным, а главное полезным делом.
Из распахнутых настежь окон библиотеки доносился ровный голос Гермионы:
– Сколько свойств использования драконьей крови ты знаешь?
– Пять?
– Пальцем в небо, Рон? Неправильно, – девушка начала обмахиваться какой-то тоненькой брошюркой.
– Ну, почему неправильно, Герм? – рыжий с тоской глянул на малышню, возившуюся на берегу Черного Озера. – Может их и больше, но я знаю только пять.
– Ладно, выкрутился, давай перечисляй те, что знаешь.
– Э-э… Ну, первое… Это то, которое… Ну, когда она еще помогает…
– Все ясно, этого ты тоже не помнишь! Повторять придется гораздо больше, чем я думала.
– Я помню-помню! Первое свойство драконьей крови, которое, кстати, открыл Дамблдор, – зачастил Рон, и Гермиона, прекратив терзать хогвартсовский самиздат, взглянула на него с надеждой.
– Так вот, это первое свойство… оно гласит, что драконья кровь используется… когда…
Девушка вздохнула, едва ожившая в ее взгляде надежда снова умерла в страшных муках. На свет божий был извлечен свиток пергамента, в котором лучшая ученица курса тут же что-то пометила.
– Э, Герм, – пробормотал Рон, опасливо покосившись на внушительную длину свитка. – А что это такое?
– Список того, что нам нужно будет повторить в ближайшие дни! – бодро возвестила девушка и хищно впилась взглядом в бесценный кусок макулатуры.
– Мерлин, я столько и перед экзаменами не повторял!
– Вот поэтому надо повторять сейчас, пока мы дожидаемся их результатов.
– А Гарри это не нужно? – возопил несчастный, отправленный в нокаут радужными перспективами проведения ближайших дней.
– Гарри на квиддичной тренировке, но потом он присоединится к нам.
«Ага, присоединится он! Уж скорее будет тренироваться, пока не упадет замертво», – хмуро подумал Рон, а вслух пожаловался:
– Но у меня уже голова на части разваливается! Неужели нельзя заняться чем-нибудь другим?
– Другим? – Гермиона прищурилась. – И чем, например?
– Ну… Например… Допустим… Э-эм…
– Все понятно. Итак, какое первое свойство использования драконьей крови?
– Нет, Герм! ГЕРМ! Я придумал! А почему бы нам не…

0

3

Глава1. Теория заговора

– Еще раз, что это за «Водные войны», и почему я должна в них участвовать?
Неразлучная троица гриффиндорцев сидела в общей гостиной, скорее уже по привычке сгрудившись возле камина, в такую жару исполняющего только декоративную функцию.
– Я больше не могу! – воздев руки к небу, простонал Рон. – Гарри, объясни ей.
– Да я не знаю, что еще можно тут сказать, вроде бы понятно все! «Водные войны» – это такая маггловская забава, я рассказывал о ней Рону. Собирается группа людей, заполняет что-то вроде регистрационных листов, в которых пишет свои ники, то есть выдуманные имена, и места, где их обычно можно встретить. В заранее оговоренный день начинается «война». Все участники ищут своих оппонентов и пытаются «застрелить» их из водных пистолетов. «Убитый» должен отдать «убившему» свой лист. Побеждает последний участник, собравший листы всех остальных.
– И что здесь веселого? – скептически поинтересовалась девушка.
– Как что? – Рон даже подпрыгнул от возмущения. – А то, что твоей жертвой может оказаться кто угодно: хоть Невилл, хоть профессор МакГонагалл.
– Сомневаюсь, что вам удастся заставить ее принять участие в этих диких развлечениях…
– Не придирайся, это я к примеру сказал.
– Так, эта часть мне понятна. Где мы возьмем водные пистолеты?
– Мерлин! – Гарри уронил голову на руки и зашелся в притворных рыданиях. – Это как на первом курсе, когда мы искали философский камень, и Рона опутали Дьявольские Щупальца, да, Герм? «Зажги что-нибудь!» – «Что? У меня ничего нет!» – юноша так точно скопировал голос Гермионы, что она сама не удержалась от улыбки.
– Гарри прав. Палочки нам для чего? – присоединился Рон.
– Двое на одного, так нечестно! – поразилась девушка их полному согласию. – Хорошо. Тогда последний вопрос, и я сдаюсь. Кто будет во всем этом участвовать? – и она победоносно взглянула на друзей. – Только мы втроем? Не забывайте, что преподаватели вряд ли будут в восторге от вашей затеи, так что здесь пахнет нарушением школьных правил.
– Мне показалось, или я действительно слышал что-то о нарушении школьных правил, Фред? – из-за спинки кресла появилась лохматая огненно-рыжая макушка.
– Тогда у нас групповые слуховые галлюцинации, Джордж! – присоединилась к ней вторая.
– Колитесь, что вы тут задумали интересного в преддверии каникул?
– И с каких пор вы отнимаете у нас хлеб организаторов всяческого бедлама в Хогвартсе? – близнецы, уже не прячась, уселись на диван и, одинаково сложив руки на груди, выжидающе посмотрели на троицу друзей.
– Ну… – в нерешительности замялась Гермиона, – Рон предложил провести…
– Мы подумали… – тут же перебивая ее, начал Фред.
– И решили… – подхватил Джордж.
– Что мы…
– Согласны участвовать! – хором закончили они и, больше не обращая внимания на растерявшуюся и осознавшую поражение девушку, обратились к Рону и Гарри, как к «активистам движения»
– Не будем притворяться…
– Что мы не подслушивали.
– Так вот, у нас уже созрело несколько замечательных идей! – глаза близнецов опасно сверкали в предвкушении большого веселья, и, смотря на их радостные лица, Гарри, Рон и Гермиона поняли, что Водным Войнам в Хогвартсе суждено состояться.

* * *

К вечеру того же дня друзьями была разработана примерная стратегия проведения массового водного побоища в школьных условиях. Прячась от духоты, они вышли на улицу и, расположившись на лужайке неподалеку от избушки Хагрида, вносили в план последние коррективы.
– Рон и Гермиона, – распоряжались близнецы, уже взявшие на себя обязанности организаторов, – вы как старосты должны будете рассказать о «Водных войнах» старостам других факультетов, объяснить им правила и раздать вот эти листы.
Фред достал из сумки несколько листиков пергамента, на каждом из которых переливался стилизованный в лучших традициях Дяди Сэма портрет Дамблдора и волшебная надпись «Первые в истории Хогвартса «Водные войны»! А ты уже присоединился к армии?»
– Наша работа, – похвастался Джордж и продолжил, перехватывая инициативу. – В течение следующих двух дней все участники должны будут вписать свои имена. Так как студенты не могут пока покинуть школу, то мы решили, что не стоит писать ни о каких местах. Все равно все видят друг друга каждый день в общих гостиных и в Большом Зале.
– Точно! Так будет даже интереснее – твой противник может находиться где угодно. Может, он подкарауливает тебя в твоей собственной спальне… – подвывая замогильным голосом, встрял Рон и в шутку приставил к виску Гарри кончик волшебной палочки. Юноша увернулся и перекатился по траве в сторону.
– Значит, потом старосты принесут списки обратно Рону и Гермионе?
– Да.
– А как остальные узнают о том, какие студенты из других домов принимают участие?
– Мы тоже об этом подумали, – Джордж задумчиво почесал подбородок. – Можно разослать списки с совами, но это очень трудоемко и займет довольно много времени.
– Можно заколдовать списки, – подала голос до сих пор молчавшая Гермиона, и все удивленно обернулись к ней.
– Мы думали, ты не будешь участвовать? – протянул Гарри.
– Я и не буду, – фыркнула девушка. – Я не одобряю нарушение школьных правил, если того не требуют обстоятельства. Но я могу помочь.
– Круто! – завопил Рон. – Если ты с нами, значит, все точно получится!
– Замолчи, Рональд, пока я не передумала. Ну так вот, помните, на Чарах профессор Флитвик упоминал заклинание, помогающее… – начала девушка, но тут же осеклась, глядя на лица друзей, мгновенно принявшие выражение «конечно-мы-все-понимаем-Герм». – Хотя о чем я говорю?! Конечно не помните! Ладно, вам это знать не обязательно, заклинание было внепрограммным. Суть в том, что можно заранее заколдовать списки так, что если написать имя на одном, то оно проявится и на всех остальных. Тогда старосты всего лишь оставят стопки листов в общих гостиных. Каждый участник будет незаметно брать один лист и писать на нем только свое имя. По истечении двух дней у всех будут полные списки всех участвующих. Остальные старосты уничтожат.
– Герм, ты гений! – восхитился Гарри.
– Я всего лишь внимательно слушаю на занятиях, – отмахнулась явно польщенная девушка.
– Остается один нерешенный вопрос, – задумчиво пробормотал Фред.
– Что делать со Слизерином? – закончил Джордж.
– Ох, точно… О них мы и не подумали! – простонал Гарри. – Как вы думаете, они не расскажут преподавателям?
– Да ты что, Гарри! – воскликнул Рон. – Вспомни, кто у нас старосты Слизерина! Ты считаешь, Малфой и Паркинсон будут нам помогать?!
– Тогда можно отдать списки не им, а просто кому-нибудь адекватному со Слизерина и попросить не рассказывать о Войнах кому попало.
– Думаете, это сработает? – усомнилась Гермиона.
– Кто знает… – протянул Фред. – Но это лучше, чем совсем проигнорировать слизеринцев. Все равно кто-нибудь из других факультетов может проболтаться, и тогда они разозлятся, что их оставили в стороне. Лучше не провоцировать Слизерин лишний раз.
– Ты прав, братишка! – Джордж хлопнул его по спине и поднялся, отряхивая брюки. – Ну что, пойдем? Завтра будет долгий день.

* * *

Бесцеремонный солнечный луч медленно карабкался по щеке Гарри, неотвратимо приближаясь к сомкнутым векам. Достигнув цели, он остановился и начал нагло пританцовывать, перемещаясь с одного глаза на другой до тех пор, пока юноша не начал недовольно мычать, пытаясь спрятать голову под подушкой. Не обнаружив искомое, он принялся вслепую шарить руками по кровати, когда ушей достиг панический вопль:
– Гарри, просыпайся, мы опоздали на Зельеварение!
В ту же секунду Поттер как ошпаренный взлетел над кроватью, одной рукой снимая пижаму, второй – нацепляя очки и мысленно сетуя на отсутствие дополнительных верхних конечностей, которые пришлись бы как нельзя кстати. Первое, что он увидел, когда очки оказались на носу, были радостные до неприличия лица близнецов Уизли. К лицам, впрочем, прилагались и остальные части тела в двойном объеме. Даже с некоторыми бонусами. Такими как зеркала для пускания солнечных зайчиков в руках. Гарри поднял перед собой руку и показал один палец (сам себе, и не тот, о котором вы подумали). На всякий случай пошевелил им.
Близнецы молча с интересом наблюдали за утренней зарядкой Золотого мальчика, разве что не прося поделиться всем комплексом упражнений.
Одинокий указующий перст с обкусанным ногтем и не собирался раздваиваться, значит, две противно ухмыляющиеся физиономии не были обманом зрения, и эти придурки действительно разыграли его.
Гарри со стоном снова откинулся на кровать и наконец заметил вожделенную подушку. Схватив ни в чем не повинную думочку, он прицельно бросил ее куда-то в район голов близнецов. Подушка, сделав несколько кульбитов, пролетела через спальню и приземлилась на чью-то кровать. Придушенно квакнула жаба Невилла.
– М-да… Точно в цель, Гарри, – скептически заметил Фред.
– Ты будешь опасным противником в Войнах, – присоединился Джордж и пригнулся, видя, что руки Гарри тянутся к очередному метательному инвентарю.
– Приберег бы лучше свой запал, мы принесли тебе кое-что интересное.
Понимая, что снова заснуть не получится, Гарри сел в постели и хмуро посмотрел по сторонам, только сейчас заметив, что в комнате больше никого нет.
– А где все? Где Рон? – хриплым ото сна голосом поинтересовался он.
– По-моему, Гарри еще не проснулся, Фред.
– Может устроить ему принудительный душ, Джордж? Заодно попрактикуемся в поливании людей.
– Не надо – не надо! – протестующе замахал руками Гарри. – Все, я встал. Вижу, что все уже на завтраке. Только что вам двоим понадобилось от меня?
– Как все запущено… – протянули близнецы. – Гарри! Ты помнишь, что с утра должны были сделать Рон и Гермиона? Списки участников? «Водные войны»? Какие-нибудь из этих слов тебе что-нибудь говорят?
– А-а-а… – Гарри, поморщившись, хлопнул себя по лбу. – Да, помню. Я просто не проснулся еще. Ну, так что там?
– Мы за этим тебя и разбудили. Смотри! – и близнецы протянули ему два совершенно одинаковых листка.
– Гром, Колючка, Мандрагора, Демон, Стремительная… – прочел парень. – Что это за бред?
– Гарри, а как ты вообще соображаешь на первом занятии? – голосом доброго доктора сочувственно поинтересовался Фред. – Нормально?
– Отлично я соображаю! – обиделся Поттер. – Так это что, выдуманные имена участников? Подождите, а сколько их? Один, два, три… Пятнадцать?! Уже? Сколько сейчас времени?
– Одиннадцать.
– И уже столько желающих?
– Да, ваша затея оказалась несколько популярнее, чем мы рассчитывали, – гордо сообщил Джордж.
– Несколько – это мягко сказано. Сейчас только утро первого дня, – поразился Гарри.
– Собственно, Гермиона нас попросила тебя разбудить, – опомнился Фред. – Они с Роном ждут рядом с Большим Залом.
Спускаясь по главной лестнице в холл, Поттер заметил своих друзей, стоящих подальше от толпы студентов рядом с огромной колонной. Оба были чрезвычайно увлечены чтением какой-то книги. «История Хогвартса» – присмотревшись, прочел Гарри. «И когда это Герм успела покусать Рона?»
– Привет, ребята, – поздоровался юноша, приближаясь к друзьям.
– Гарри, ты это видел? – в восторге закричал Рон, игнорируя приветствие и тыча в книгу.
– «Историю Хогвартса»? Да, Рон, мне довелось познакомиться с этой поистине приятной во всех отношениях книгой для легкого чтения, она не раз выручала меня во время бессонницы. Странно, что ты только сейчас узнал о ее существовании, это с Гермионой-то под боком.
Девушка фыркнула, а Рон недоумевающее посмотрел на Гарри, закрыл книгу и прочел название.
– А, ты об этом! Не обращай внимания, смотри сюда! – и рыжий притянул друга поближе.
В снова открытой книге лежал точно такой же список участников, какой показывали близнецы Уизли.
– Видел, сколько человек уже записалось?
– Да уж, пятнадцать это конечно уже немало, – согласился парень.
– Пятнадцать? – возразила Гермиона. – Пока ты сюда шел, цифра слегка увеличилась. Уже семнадцать.
– И это за каких-то двадцать минут!
– А что мы будем делать, если запишется пол школы? – поинтересовался Рон.
– Брось, первый бум пройдет, потом будет не такой ажиотаж.
– Может, ты и права, – согласился Гарри. – А вы уже записались?
– Я уже говорила, что не буду участвовать! – воскликнула Гермиона, отходя от колонны и направляясь в сторону выхода.
– А я не такой дурак, чтобы записываться сразу! – догнал ее Рон.
– А почему бы и нет? – Гарри присоединился к друзьям, и вместе они пошли к огромной двери, ведущей во внутренний дворик.
– Потому, что тогда вам будет совсем просто выяснить мое имя, и к тому же…
Когда дверь за троицей закрылась, от обратной стороны колонны отделился силуэт худого высокого студента с пепельными волосами.
Юноша что-то тихо пробормотал, улыбнулся собственным мыслям и оглядел холл. Заметив кого-то, кого, видимо, искал, он быстрым шагом догнал еще одного светловолосого слизеринца и пошел рядом с ним.
– Блейз! Привет! Как дела? Что-то мы давно с тобой не болтали! – двое юношей удалялись, и в боковом коридоре звучал манерный голос, слегка растягивающий гласные. – Что у тебя нового? Кстати, ты ничего не слышал о…

* * *

– Восемьдесят три человека? – Гермиона искренне недоумевала, как такое число студентов могло согласиться на весьма сомнительную забаву. – Мерлин, а девушек сколько! Они-то что в этом нашли?
Пятеро друзей снова сидели рядом с камином в гриффиндорской гостиной. Прошло два дня с начала записи, и всего через несколько часов, ровно в двенадцать, «Водные войны» должны были начаться.
– Да, следующие два дня обещают быть крайне интересными… – протянул Гарри. – Так, с Гермионой все понятно, но вы ведь записались?
Все трое Уизли с заклинаниенепробиваемыми выражениями лиц хранили молчание.
– Да ладно вам! Все рано понятно, что все мы примем участие.
– Ну хорошо, я записался, – первым не выдержал Рон.
– Мы тоже не могли остаться в стороне! – близнецы просто светились от счастья: еще бы, теперь они будут сходить с ума не в гордом одиночестве, а вместе с еще почти сотней студентов.
– Ну и я, конечно, тоже, – добавил Гарри и оглянулся на изрядно уменьшившуюся стопку списков на столе в противоположном конце гостиной. – Кстати, что мы будем делать в этой ситуации?
– В смысле? – не понял Рон.
– Мы единственные из всех, кто точно знает, что мы все участвуем. Что, будем палить друг по другу?
– Нет, это не дело… – задумался Фред.
– Давайте тогда договоримся, что мы четверо друг по другу не стреляем? – предложил Джордж.
– Да, похоже, это единственный выход, – подвел итог Гарри. – А что с остальными листами? Если кто-то задумает записаться после двенадцати, когда все уже начнется.
– У него ничего не выйдет, заклинание закончит действовать ровно в полночь.
– Гермиона, мы уже говорили, что ты гений? – зевая, спросил Рон.
– Говорили-говорили, идите уже спать.
– Да, ты права. Спокойной ночи! – и друзья поднялись из кресел.
– А ты не пойдешь что ли? – недоуменно спросил Гарри, увидев, что Гермиона осталась сидеть.
– Пойду попозже. Мне же не нужно завтра будет, как сумасшедшей, носиться по школе. Вот я и хотела еще почитать о втором восстании гоблинов. Между прочим, это очень интересно! Ты знал, что…
– Герм, давай ты расскажешь мне об этом завтра, – взмолился юноша. – А то глаза уже слипаются, – и он пошел вверх по лестнице в спальню.
Девушка осталась в гостиной одна, держа на коленях свой излюбленный исторический фолиант. Духоту в комнате разгонял прохладный ветерок из широко открытого окна. Даже в башне был слышен стрекот ночных цикад.
Гермиона обернулась и пристально посмотрела на стопку листков на столе.

0

4

Глава 2. День первый

Гарри открыл глаза и хотел по привычке потянуться за лежащими на тумбочке очками, распахнув полог, но тут же отдернул руку.
«Водные войны», – пронеслось у него в голове. – А если кто-то кроме Рона записался? Хотя, не сидеть же теперь два дня в спальне!»
Поттер медленно отодвинул край полога и, выглядывая как из окопа, оглядел спальню. Пусто. Слава Мерлину, можно нормально одеться.
В общей гостиной сидели трое Уизли, Гермиона и Ли Джордан. Вся компания что-то увлеченно обсуждала, уткнувшись в листок со знакомой переливающейся надписью. Гарри выхватил палочку и молниеносно направил ее на друга близнецов.
– Эй, Гарри, полегче! – хором завопили те. – Мы рассказали все Ли.
– Кто бы мог сомневаться, – проворчал Поттер и плюхнулся на диван рядом с друзьями, пряча несостоявшееся орудие покушения.
– Зато теперь мы будем работать в команде! – радостно сообщил Фред.
– А разве так можно?
– Никто заранее этого не обговаривал, так что, почему бы и нет?
– Тогда мы тоже будем командой, правда, Гарри? – и Рон хлопнул друга по плечу.
– А что вы будете делать, если «живыми» останетесь только вы вдвоем или вы втроем? – поинтересовалась Гермиона.
– По ходу дела разберемся! – беспечно махнул рукой Джордж. – Вы лучше в свои списки посмотрите!
Гарри извлек из кармана мантии вчетверо сложенный листок, развернул и с интересом заглянул в него.
– Ого! Шестьдесят семь! Похоже, кто-то решился в самый последний момент. Герм, а почему некоторые имена покраснели?
– Это значит, что их уже «застрелили».
– Да… Остальные времени не теряют, – протянул Рон. – Смотрите, здесь рядом с именем «Мастер Зелий» еще два имени в скобочках. Это значит, что он забрал их листы?
– Ага.
– Мастер Зелий! Это надо было придумать такое имя! Интересно, кто он? Как вы думаете?
– А вам не все равно? – Гермиона скептически посмотрела на друзей.
– Нет, конечно! Он же пока больше всех листов собрал.
Разговор друзей прервал непонятный шум, звук льющейся воды и вопли за портретом Полной Дамы. Через пару секунд в гостиную ввалились с ног до головы мокрые Джинни и Дин. Джинни хохотала как сумасшедшая, а Дин мрачно прошлепал к дивану, оставляя за собой цепочку луж и мокрые следы.
– Недолго мы продержались, – хмуро сообщил он, пытаясь отжать полы мантии.
– Продержались? Вас уже застрелили в «Водных войнах»? – поразился Рон. – Джинни, подожди, а кто разрешал тебе участвовать? Ты должна была спросить сначала у меня!
– Ага, и тем самым раскрыться? Ну уж нет!
– Могла и сказать, – пробурчал Дин. – Ненамного меньше мы бы оставались в игре.
– Да ладно тебе дуться! – Джинни захихикала. – Было весело! Кто бы мог подумать, что это он.
– «Он»? – заинтересовался Гарри. – Тот, кто вас раскусил? И кто это?
– Не скажу! Так будет нечестно!
– Ладно, скажи хоть, как он вас поймал?
– Мы с Дином стояли недалеко от лестницы, договаривались, что будем работать в команде, а он видимо, подслушал. Выскочил из-за угла и облил нас двоих разом, – девушка стянула мантию и бросила на пол. Та с противным мокрым шмяком шлепнулась рядом с креслом.
– Можно было и высушить, – наставительно произнесла Гермиона. – Есть ведь совсем простое заклинание.
– Не-а. Это не простая вода была, какая-то жирная и пахнет странно. Похоже, этот Мастер Зелий не силен в заклинаниях.
– А я думаю, он это сделал специально, – Дин продолжал хмуриться. – Чтобы нам отмываться дольше нужно было.
– Может быть. Ладно, ребята, мы и вправду лучше пойдем помоемся. Удачи вам!
Парочка пошлепала по лестнице вверх, оставив за собой мокрую мантию, неаппетитной кучкой валяющуюся на полу, и необычный запах, повисший в воздухе.
Друзья некоторое время сидели молча, переваривая новости, потом Ли достал свой список и заглянул в него:
– Вспышка и Демон… – прочел вслух парень. – Вот как, значит, их звали. Записались одними из первых.
– Но уже выбыли, а значит, у нас осталось меньше противников!
– А ты-то чему радуешься, Рон? – вздернула брови Гермиона. – У тебя на счету нет пока ни одного.
– Это вопрос времени! Мы еще посмотрим, кто будет смеяться последним! – горделиво выгнул грудь колесом рыжий.
– Между прочим, Герм права, – отметил Ли, вставая и проверяя боеготовность палочки – по бумагам Гермионы весело забарабанили капли. – Нам пора выходить на тропу войны.
– Идите, идите, «вояки», – ответила девушка, отстаивая кровью и потом выстраданные конспекты. – А у меня еще есть дела в библиотеке. Профессор МакГонагалл столько задала на лето, ужас! Удачи вам, возвращайтесь живыми… Я хотела сказать – сухими.
* * *

– Мне одному кажется, что на нас как-то странно смотрят? – Рон опасливо оглядывался по сторонам и втягивал голову в плечи, пока друзья, решив разделиться, шли по коридорам школы.
Студенты, неторопливо прогуливающиеся по одиночке и небольшими группами, не рисковали атаковать у всех на виду, не будучи уверенными в своих догадках о причастности соучеников к баталиям, и лишь алчно поглядывали друг на друга. Но стоило прямо посмотреть на кого-то – он тут же принимал независимый вид и с не вызывающим доверия вниманием начинал изучать барельефы на стенах, разве что не напевая себе под нос.
– Вот, Рон! Побудешь в моей шкуре, ты же всегда хотел оказаться в центре внимания – наслаждайся!
– Ага, «наслаждайся»! Они же все держат палочки наготове! Того и гляди падешь жертвой покушения на убийство, то есть на потопление.
– Ты сам это задумал, так что теперь не жалуйся, что …
– Агуаменти! – из-за угла раздался победный возглас, вслед за ним возмущенный вопль тролля, у которого отняли любимую дубинку, подаренную мамой на день рождения, и через несколько секунд вдоль по коридору зажурчал бодренький ручеек.
– Да, сказать, что Филч останется недоволен, значит сильно преуменьшить! – хмыкнул Рон, закатывая штанины брюк, и, поднимая ноги как цапля, попытался вброд перейти водное препятствие, уже принявшее масштабы небольшой речушки, но оказался втащенным Гарри в углубление в стене.
– Тише, – зашипел тот на ухо рыжему. – Сейчас может показаться тот, кто произнес заклинание. Ты не понял по голосу, кто это?
– Нет, – таким же свистящим шепотом профессионального суфлера ответил Рон.
– Ладно, придется рискнуть.
Со стороны истоков реки, неторопливо катящей по коридору свои мутные воды, приближались шаги. Судя по звукам, идущих было двое.
– Я бью по левому, ты – по правому, – ничтоже сумняшеся предложил Гарри. Рон согласно кивнул.
Из-за угла показались сначала две длинные тени, а за ними и сами их обладатели.
– Агуаменти!
– Агуаменти! – практически одновременно закричали друзья и окатили шедших из палочек, добавив полноводности начавшей было пересыхать речке.
– Мерлин, во второй раз уже! – возмутился один из противников, отряхиваясь как мокрая собака и поднимая лицо. Из-за его спины вынырнула вторая жертва покушения.
– Джастин?!
– Гарри?!
– Лаванда?!
– Рон?!
– Джастин?!
– Так, по-моему, все уже перезнакомились и пошли по второму кругу, – недовольная Лаванда Браун оперативно высушила мантию заклинанием. – Кто в меня попал?
– Похоже, я, – отозвался Гарри.
– А ты тогда зачем палочкой размахивал? – налетел на Рона насквозь промокший Джастин Финч-Флетчли.
– Откуда ж я знал, кто из вас в кого попал? – оправдывался Рон, пятясь к стеночке и пытаясь уйти из-под обстрела летящих во все стороны брызг с мантии Джастина.
– «Откуда ж я знал!» – передразнила жертва насильственного купания. – Я такими темпами простужусь!
– Не простудишься, Финч-Флетчли, жара стоит, скажи спасибо за двойной душ, – прервала перепалку Лаванда. – Эй, Гарри, ты списки забирать собираешься?
– А? – Поттер опомнился и принял у девушки несколько изрядно подмоченных листков, тут же погрузившись в их изучение: – Мандрагора это ты?
Девушка кивнула.
– Вервольф, значит, Джастин.
– Вервольф? – прыснул Рон. – Мокрый пес, а не вервольф.
– А ты вообще молчи, Рон! Может, тоже хочешь охладиться?
– Лаванда, а еще один это кто?
– Гоблин? А, это был Флинт, – небрежно бросила девушка.
– Флинт?! – Рон и Джастин даже отвлеклись от занимательного процесса выяснения взаимоотношений и уставились на девушку одинаково квадратным глазами.
– Маркус, по-моему, его зовут. А вы разве его не знаете? – удивилась Лаванда.
– В том-то и дело, что знаем, – пораженно пробормотал Гарри, испытывая невольное уважение к такой смелости, граничащей с безумием. – Как ты умудрилась?
– Да так, как-то само получилось, – смущенно отмахнулась гриффиндорка. – Ладно, я пойду тогда, пока меня тоже не решил кто-нибудь еще разок окатить. Финч-Флетчли, пошли, я тебя тоже высушу, – и парочка, препираясь, прошлепала по уже изрядно обмелевшему и заболотившемуся коридору.
– Да уж, Лаванда просто киллер, – хмыкнул Гарри.
– Кто?
– Не важно. Молодец, в смысле. Я бы не рискнул Флинта обливать.
– Правильно сделал бы. Зато посмотри! Ты теперь один из первых, впереди только этот Мастер Зелий и еще одна появилась какая-то – Неуловимая.
– Неуловимая? – заинтересовался Гарри. – Да, она времени зря не теряла. Странно, кажется, девчонки в этих Водных Войнах успешнее.
– Потому, что от них никто не ожидает подвоха. Это как если бы Гермиона облила тебя из-за угла. Лично я с трудом могу себе ее представить, выслеживающей жертву, сидя за какой-нибудь статуей с палочкой наголо, – улыбнулся Рон.
– Да, ты прав. Ну что, куда пойдем?
– Фред, Джордж и Ли будут ждать нас возле озера.
Друзья торопливо скрылись за поворотом коридора. О произошедшем могла поведать только вольготно разлившаяся посреди коридора одинокая лужа…

* * *

К концу первого дня Хогвартс напоминал город, в котором объявлено военное положение. Студенты с лицами наемников курсировали по коридорам и внутренним дворикам, а преподаватели, конечно прознавшие о новом развлечении, делали вид, что ничего не происходит, уже отработанными до автоматизма движениями поднимали подолы мантий, форсируя очередную водную преграду, и пригибались, заслышав вопль «Агуаменти!».
Недоволен был только Филч: ученики открыто безобразничали прямо в коридорах, а профессора не обращали ни малейшего внимания на все его жалобы, полагая, что «детям нужно отдохнуть». К тому же, его обожаемая Миссис Норрис, как любая кошка, не любившая воду, вообще отказывалась ходить по школе, и, забившись под кресло, сидела в кабинете Прорицания, как в самой высокой точке над уровнем затопления. Сначала Филч пытался таскать ее на плече как попугая. Однако, роль «пиратской кошки» плохо удавалась бедному животному, поэтому, единственное, что оставалось несчастному школьному завхозу, это в полном одиночестве, вооружившись ведром и тряпкой, злобно зыркать на вовсю развлекающихся студентов и вспоминать старые-добрые времена, когда за такие проделки их всех рядком подвесили бы за большие пальцы, изобразив движущуюся инсталляцию «Достижения современной педагогики»
Хотя, можно вспомнить еще и Снейпа, как обитателя нижних уровней замка. За какие-то пол дня студенты превратили подземелья Хогвартса в филиал лондонской канализационной сети и не собирались останавливаться на достигнутом.
Так что трагикомедия очень сблизила двух самых неприятных типов в школе. К счастью, им не пришло в голову создать творческий тандем, поэтому пока разбушевавшиеся подростки «воевали» абсолютно безнаказанно.
Гарри, Рон и Гермиона, даже не подозревавшие, во что в прямом смысле выльется их затея, сами поражались масштабам развернувшейся кампании.
Вечером в спальне мальчиков в Гриффиндорской башне был созван военный совет, на котором обсуждались итоги дня.
– Что мы имеем? – Фред и Джордж расположились на кровати Дина и с донельзя серьезным видом совершали беглый обзор списков участников. – Лидеры по-прежнему те же. Гарри – десять «убитых», Рон – десять «убитых», У нас с Фредом семь и шесть соответственно. Ли пал смертью храбрых, – Джордж хрюкнул, пытаясь сдержать смех. – Мы скорбим, Ли.
Ли Джордан с постной миной сидел на соседней кровати и все еще дулся на Рона, который, неожиданно столкнувшись с ним в коридоре и не опознав друга близнецов, завопил «Агуаменти!» от страха. В итоге мокрыми оказались оба, но, так как совершить суицид в водных войнах было нельзя, список засчитал «убитым» только Ли.
– Очень смешно! – снова распалился несчастный убиенный. – Я такие планы возлагал на второй день! А тут! Между прочим, все люди из списка Рона перешли к нему от меня!
– Да ладно тебе, Ли. – Гарри примиряющее похлопал его по руке. – Скажи спасибо, что Рон не заавадил тебя от неожиданности.
Компания разразилась смехом над запылавшим от смущения Роном, и Фред продолжил «аналитический обзор»:
– Вперед вырвался пресловутый Мастер Зелий – пятнадцать «убитых». Многое я бы отдал, чтобы узнать, кто это. Ему в затылок дышит Потомок Слизерина. Догадайтесь с трех раз, кто бы это мог быть?
– Да уж, – поддержал Гарри. – Вот отловом Малфоя завтра и нужно будет заняться.
– Точно! – не остался в стороне и Рон. – Он под прикрытием своих горилл чувствует себя безнаказанным. Вы посмотрите, у него же в списке только девчонки!
– Кстати о девчонках… – задумчиво пробормотал Ли, решивший теперь активно принимать пассивное участие в сражении. – Снова активизировалась наша поистине неуловимая Неуловимая! У нее три… пять… тоже пятнадцать трофеев. Стойте… Смотрите-смотрите! Уже шестнадцать. Мандрагоровод. Не повезло кому-то…
– Девчонки, и правда, страшная сила, – резюмировал Гарри. – Ну что, завтра все решится? Предлагаю до шести вечера соблюдать между нами перемирие, а потом… Не становитесь у меня на пути! – и брюнет воинственно потряс палочкой, ненароком ткнув ею в Рона.
– Действительно, лучше не становиться, – близнецы синхронно скорчили ехидные рожи. – В необыкновенной меткости Гарри мы уже успели убедиться.
– Ха-ха-ха! Можно подумать, вы никогда не мажете. Между прочим, я пока впереди, – не остался в долгу Поттер
– Ничего страшного, все решит завтрашний день! Может вообще победит кто-нибудь из тех, кто до сих пор не «убил» вообще ни одного человека.
- Кстати, вполне возможно. Вы и девчонок не сбрасывайте со счетов, - встрял Джордж. – Вот сегодня я шел по коридору и слышал, как разговаривали две слизеринки. Их облила какая-то девушка прямо на выходе из библиотеки! И мадам Пинс не побоялась.
- Наша Гермиона убила бы за такое, - засмеялся Гарри и изобразил разгневанную подругу: - «Рональд! Как тебе только в голову такое могло прийти! Разливать воду в библиотеке! Ты же мог испортить книги!»
Пародийный концерт без заявок прервала Джинни, вошедшая в спальню:
– Рон, тебя там Гермиона ищет! Она сказала, что принесла очень интересную книгу об использовании драконьей крови.
– Ч-чего? – рыжий даже начал заикаться. – А где она сейчас?
– Пока в спальне девушек, а что?
– Да нет, ничего. Просто я вспомнил, что оставил где-то свой… ээм… конспект… да, точно, конспект! Надо срочно пойти его поискать!
И Рон испарился со скоростью превышающей аппарацию. За ним стали расходиться и остальные.

0

5

Глава 3. День второй

Следующий день начался весьма странно.
Уже на рассвете участники, до сих пор не выбывшие из игры, высыпали в коридоры из своих гостиных и спален, поэтому остальные студенты и преподаватели прямо с утра попали под перекрестный водный обстрел и имели возможность лицезреть мокрых личностей, понуро бредущих по школе.
Как оказалось, всеобщее помешательство обуяло не только студентов.
Совершая дозорный круг почета по Хогвартсу и исследуя его на предмет странных людей, прячущих в одном рукаве листочек с Дамблдором-Дядей Сэмом, а в другом – волшебную палочку, Гарри и Рон стали невольными свидетелями падения с недосягаемых высот самообладания и здравого смысла одного всеми признанного авторитета.
В каком-то из бесчисленных коридоров школы рядом с огромной вазой, а точнее, оставшимися от нее осколками, стоял Колин Криви, а рядом с ним воплощением праведного гнева возвышалась профессор МакГонагалл. Вынырнувшие из-за поворота друзья еле успели снова спрятаться, опасаясь быть замеченными. Но профессор была чересчур занята оттачиванием педагогических навыков, а Колин притворным изображением раскаяния, поэтому на них даже не обратили внимания. Зато из-за угла открывался отличный вид на разворачивающиеся действия.
– Мистер Криви, – поучала декан Гриффиндора, – скажите мне на милость, как вы умудрились опрокинуть вазу, которая весит больше вас самого?
– Ну… Понимаете, профессор, – Колин начал возить ножкой по полу.
– Честно говоря, не понимаю. Ваза здесь стояла несколько лет в целости и сохранности, несмотря на все старания близнецов Уизли. Как можно было ее разбить?!
– Просто мне показалось, что кто-то в конце коридора крикнул «Агуаменти», и я… Ой… – Колин покраснел, побледнел, пошел красными пятнами и, наконец перебрав почти все цвета спектра, остановился на иссиня голубом. – То есть… Я хотел сказать…
– Агуаменти, говорите… – протянула МакГонагалл и неторопливо опустила руку в карман мантии. – Я конечно закрываю глаза на это ваше дичайшее развлечение, но лишь до тех пор, пока оно не вредит имуществу школы. По крайней мере, не очень вредит.
Далее последовало неясное бормотание, в котором, внимательно прислушавшись, можно было различить что-то вроде «Затопленные подземелья», «Так Северусу и надо» и «Моя любимая ваза».
– Так что, мистер Криви, хоть мне и очень жаль, но… Агуаменти!
Прицельный водяной выстрел попал Колину прямо в грудь, но мальчик даже не заметил, что мантия намокла. Стоя с выражением лица «ущипните-меня-кто-нибудь», он лишь открывал и закрывал рот.
– Акцио список участников, – буднично произнесла МакГонагалл, и листок, выскользнув из складок мантии гриффиндорца, лег ей в руку. – Мда… Не густо… Я ожидала большего от своего факультета. И не надо так на меня смотреть! Должна же я быть в курсе дел Гриффиндора.
Углубившись в изучение измятого дацзыбао, МакГонагалл двинулась прочь по коридору, но внезапно остановившись, оглянулась:
– Кстати… Мистер Поттер, мистер Уизли, пусть это будет вам уроком. И не разочаруйте меня своими успехами.
Гарри и Рон могли поклясться, что профессор подмигнула им, но списав все на нервное напряжение, каждый остался при своих мыслях.
– Гарри, а помнишь, в списке было имя «Женщина-кошка»? Мы еще посмеялись, – странным голосом спросил рыжий.
– Помню, – в тон ему ответил Гарри. – Зря посмеялись.
И друзья молча покинули Колина, по-прежнему стоящего на страже любимой экс-вазы профессора…

* * *
К середине дня количество участников уменьшилось до десятка. Выбыли из игры практически все младшекурсники и те, на счету у кого было меньше всего убитых.
Попались даже Фред и Джордж. Близнецы так увлеклись рекламированием своих «Забастовочных Завтраков Уизли», что когда кто-то из них полез во внутренний карман мантии за новой порцией Канарейских конфеток, то достал вместе с ворохом сладостей и свой листок участника. Однако горе-продавцы даже не заметили оплошности и продолжали соловьями заливаться о достоинствах своих завтраков. В итоге под душем побывали и они оба, и изрядная часть товара. Удивительно, что сама парочка не очень-то и расстроилась: им все же удалось продать немало конфет, а звон галеонов в карманах успешно утешал неудачливых вояк.
Когда в шесть часов вечера Гарри и Рон разделились, в игре оставалось всего пять участников: они вдвоем, Наследник Слизерина, «неуловимая Неуловимая» и загадочный Мастер Зелий.
И если друзья посчитали, что МакГонагалл, проконтролировав процесс до финишной прямой, сама с достоинством удалилась со сцены, то насчет Мастера Зелий догадки были уж совсем смутными. Встретив Снейпа пару раз в коридорах школы, гриффиндорцы сошлись во мнении, что, несмотря на всю свою экстравагантность, декан Слизерина не стал бы принимать участие в студенческих играх, да еще и под собственным именем. Хотя оставалась еще возможность того, что ему, так же как и МакГонагалл, пришла в голову идея проконтролировать происходящее.
– Удачи, – на прощание Гарри хлопнул друга по плечу. – Надеюсь, нам с тобой не придется встретится до конца игры.
– Я тоже надеюсь, – ухмыльнулся Рон. – Но если все таки так случится, не жди снисхождения!
– И не подумаю! – улыбнулся в ответ Гарри и быстро пошел в сторону, противоположную выбранной Роном.
– И не вздумай мне поддаваться! – понеслось ему вслед.

* * *

«И не вздумай мне поддаваться, – бормотал про себя Гарри, нарезая круги по Хогвартсу. – Теперь уже точно не буду. Поддашься тут! Как будто вымерли все!»
Замок действительно словно опустел. Изредка навстречу Поттеру попадались стайки первокурсников, но едва завидев воинственного вида гриффиндорца с палочкой на изготове, они испуганно шарахались по сторонам и вдоль стен пробирались мимо него.
Список по-прежнему гласил, что в игре оставались пятеро.
Когда Гарри уже отчаялся встретить хоть одного человека, более или менее похожего на участника Водных Войн, впереди послышались голоса.
Замедлив шаг, гриффиндорец прислушался. Говоривших было двое, и оба голоса казались странно знакомыми.
Гарри остановился рядом с поворотом коридора и задержал дыхание.
– Наследник Слизерина! Так я и знал! Ты хотя бы имя другое себе выбрал, Малфой.
– Я не боюсь быть узнанным, Уизли. В отличие от тебя… Гринготский Банкир! Это говорят комплексы?
«Рон и Малфой! – пронеслось в голове у Гарри. – Черт, нужно как-то помочь. А что делать потом? Палить друг по другу?»
Гарри осторожно высунулся из-за угла и обозрел обстановку.
Рон и Малфой стояли друг напротив друга, вооружившись палочками. За спиной слизеринца ненавязчивыми предметами мебели маячили Кребб и Гойл.
На губах блондина играла ехидная усмешка:
– Ну что, и здесь тебе не повезло, Уизли? Не вздумай даже шелохнуться! Если ты меня обольешь, Кребб и Гойл применят кое-что пострашнее Агуаменти.
– Заткнись, Хорек!
– А то что? Мерлин, какой же ты неудачник, Уизли! Опять проигрываешь своему дружку Поттеру. И его нет рядом, чтобы тебя защитить, не так ли?
Но светскую беседу прервали самым нахальным образом.
– Может, Гарри здесь и нет, зато есть я, и я могу помочь! – из противоположного конца коридора неожиданно вынырнул Невилл Лонгботтом и нетвердой походкой отставного морского волка направился к противникам.
Остановившись неподалеку от Малфоя, он направил на него палочку и повернулся к Креббу с Гойлом, на лицах которых отражалась мучительная работа мозга – они оценивали изменение расстановки сил.
– Если вы сделаете что-нибудь с Роном, я… я… я… заколдую вас! – дрожащим голосом выдавил Невилл. Его рука, трясущаяся с амплитудой, которой позавидовал бы профессиональный алкоголик, удачно дополнила картину.
– Браво, Лонгботтом! Устрашающее заявление! – издевательски протянул Малфой. – Ты погеройствовал, а теперь опусти палочку, а то поранишься ненароком.
– Нет!
– Лонгботтом, я не привык приказывать дважды…
– Н-нет!
– Хорошо, ты сам виноват! Кребб, Гойл!
Шкафоподобная парочка грузно двинулась по направлению к Невиллу, но так и не успела ничего предпринять.
– Петрификус Тоталус! – прокричали оба гриффиндорца одновременно.
Кребб и Гойл замерли на месте, пару мгновений покачались с пятки на носок и грузно завалились на каменный пол, подняв тучу пыли.
Боевой настрой Малфоя тут же улетучился – в отличие от своей боевой артиллерии он сумел быстро оценить преимущество соотношения два к одному и теперь медленно ретировался, пятясь задом, не забывая при этом выдавать реплики в духе «Самого главного антигероя»:
– Лонгботтом, ты за это поплатишься! А ты не лыбься, Уизли! Думаешь, это сойдет тебе с рук? Я еще пока…
– Петрификус Тоталус!
Коллекция обездвиженных тел на полу пополнилась еще одним особо ценным экспонатом. Теперь коридор перегораживал аккуратный штабель из трех слизеринцев, а Невилл деловито, хотя немного трясущимися руками, обтирал кончик палочки подолом мантии.
Некоторое время Рон ошалело рассматривал живописную картину, взмахивая ресницами со скоростью крыльев колибри, а потом неверяще уставился на Лонгботтома.
– Н-невилл… Ну ты даешь! Слушай, приятель, спасибо тебе! Если бы не ты, мне сейчас пришлось бы ой как туго!
Но товарищ по факультету стоял, уставившись в пол, и отчего-то не разделял столь бурных проявлений радости, да и палочку не спешил прятать. Довольно хмуро взглянув на рыжего, он с сожалением пробормотал «Извини, Рон. Но это ведь всего лишь игра», и только начал заносить руку для еще одного заклинания, как…
– Стой, Невилл! – из-за угла коридора появился Гарри, до сих пор незамеченным наблюдавший за разворачивающимися событиями.
– Агуаменти! – пискнул Невилл, не успевший среагировать на столь эффектный выход гриффиндорского героя, но зато успевший развернуться к источнику шума.

…Посреди коридора, в насквозь промокшей мантии, с волосами, прилипшими к лицу и залепившими очки, стоял Гарри Поттер, все еще протягивающий обе руки в жесте спасителя к своему лучшему другу.
Напротив него в немой тишине стояли два других гриффиндорца. Окоченевшие слизеринцы на полу тоже не спешили нарушать молчание, зато неплохо исполняли роль декораций.
Первым оцепенение с себя сбросил, как ни странно, Рон. Оглядев «пейзаж», он обреченно-недоумевающе пожал плечами и, словно нехотя, начал поливать водой из палочки Невилла. Тот даже не попытался увернуться и безропотно стоял рядом, пока Рон не решил, что «растение больше не нуждается в поливке».
– Спасибо, – отрешенно пробормотал Невилл.
– Да не за что, – в тон ему ответил Рон.
Помолчали.
– Ты список мой забирать будешь? – снова попытался завести светскую беседу Лонгботтом.
– Буду.
Разговор явно не клеился.
Помощь пришла совсем с неожиданной стороны – на полу, залитом водой, начали ворочаться слизеринцы. Всем троим друзьям воображение нарисовало одинаковую картину того, как обрадуется Малфой, когда придет в себя на грязном полу, теперь больше напоминающем болото.
– Их нужно снова оглушить! – завопил Гарри. – Петрификус Тоталус!
– Петрификус Тоталус, – послушно повторил Невилл, медленно отходящий от шока.
Тела на полу, едва начав возрождаться к жизни, снова легли ровным рядком.
– Ну, Рон, не глупи! Давай обливай Малфоя, и пошли отсюда! Мы же не можем над ними все время стоять.
Рон непонимающе взглянул на друга.
– Ну что ты так на меня смотришь? Давай, игра еще не закончилась!
Рыжий моргнул пару раз, и тут его словно прорвало:
– Мерлин! Я до сих пор в себя прийти не могу! Невилл, как ты вообще мог? Нет, я конечно понимаю, участвовать мог любой, но ты же… Просто в голове не укладывается, что ты и был этим Мастером Зелий. Как ты себе имя такое-то выбрал? И вообще…
– Рон, а Гарри прав. Давай, заканчивай и пошли отсюда.
Поколебавшись, гриффиндорец пожал плечами и послушно подошел к распростертому на полу Малфою, направив на него палочку.
– Только ты не сильно поливай, – посоветовал Гарри. – Потом в мокрой мантии неудобно будет его список искать.
Хмыкнув, Рон перевел кончик палочки на голову блондину и прошептал «Агуаменти». Небольшая струйка воды попало точно в центр лба, растекаясь и портя бывшую когда-то идеальной прическу.

* * *

– Ну вот, так случайно я и попал в Симуса…
Через несколько минут друзья шли по коридорам школы прочь от оставленных на полу слизеринцев, и Невилл рассказывал им поистине увлекательную историю своего участия в Водных Войнах.
– Как тебя вообще угораздило записаться? – все еще не унимался Рон.
– А почему нет, даже девчонки участвовали, – невозмутимо пожал плечами Невилл. – Правда я не знал заклинания, которой вызывает простую воду…
– Ха! Теперь понятно, почему так странно пахло от Джинни и Дина! – Гарри расхохотался. – Дин тебе это точно не скоро простит.
– Но я быстро научился! – оправдывался Невилл. – Подсмотрел, как одна девушка из Рейвенкло облила какого-то парня, и стал применять «Агуаменти».
– А зачем ты Мастером Зелий назвался?
– Ну… Под этим именем меня точно никто не узнал бы. Зато все боялись. Вы ведь боялись? – и Невилл с надеждой заглянул в глаза Рону.
– Боялись-боялись! – поспешил тот заверить друга. – Я бы скорее заподозрил самого Снейпа, чем тебя. Но слушай, ты молодец! Продержался почти до самого конца!
– Да ладно вам, – Невилл был явно польщен. – Я просто несколько раз совершенно случайно попадал в людей, которые имели уже много участников на счету. И, я думаю, мне было играть проще, чем вам…
– Это еще почему?
– Ну… Меня никто не мог заподозрить, вы же сами сказали. Все, что нужно было делать – просто быть внимательным.
– Да ладно, не преуменьшай свои заслуги! – Гарри хлопнул Невилла по плечу. – Хотя кто у нас молодец, так это Рон.
Рыжий довольно улыбнулся:
– Я же говорил, что последнее слово будет за мной!
– Ну, осталась еще эта Неуловимая, – поспешил Гарри остудить рано возликовавшего друга.
– Неуловимая?... Девушка, значит. А, помню, она тоже всегда была одной из первых, – закивал головой Невилл.
– Точно, – согласился Рон. – Есть какие-нибудь идеи?
– Даже и не знаю… Кто у нас вообще остался из девчонок, кого можно заподозрить в участии?
Рон пожал плечами:
– Ни одной мысли. Все самые подозрительные уже выбыли из игры. Но об этом можно у Гермионы спросить, она со многими девушками дружит.
– Неплохая идея, – поддержал Гарри. – И где она у нас обычно в это время дня обретается?
– В библиотеке! – хором ответили друзья и направили было туда свои стопы, но в конце коридора показался сам объект розыска, погруженный в чтение и не замечающий ничего вокруг.
– Тс-с-с, – Рон прижал палец к губам. – Давайте подойдем к ней незаметно.
По мере уменьшения расстояния до Гермионы, листочек в ее руках приобретал все большую четкость и начинал переливаться знакомыми буквами.
Рон замедлил шаг.
Гермиона, все также не обращая внимания ни на что вокруг, бодро вышагивала навстречу друзьям.
Троица остановилась.
Когда их разделяло всего несколько ветров, девушка наконец отвлеклась от листка и слегка расфокусированным взглядом уставилась на друзей.
Хоровое молчание было ей ответом.
– Гм… Список прятать, я понимаю, уже поздно? – невозмутимо поинтересовалась она.
– Гермиона… – Рон мог только пораженно шептать.
– Здравствуй, Рональд. Я рада, что ты вырвался вперед, – говоря, девушка подносила руку к карману мантии.
– Гермиона…
– И мне правда очень жаль…
– Гермиона!
– Да что ты стоишь! – не выдержал Гарри.
В следующую секунду Рон и Гермиона практически одновременно выхватили палочки из складок мантий:
– Агуаменти! – коридор огласился сдвоенным криком.

* * *

Вечером почти все участники Водных Войн собрались у озера. Они располагались на камнях, на траве, кое-кто из старшекурсников наколдовал себе стулья. Толпа постепенно достигала внушительных размеров, но никто не опасался преподавателей – те в данный момент были чрезвычайно заняты. В здании школы полным ходом велись осушительные работы…
Когда, наконец, практически все студенты пришли, Фред и Джордж, взявшие на себя роли конферансье, взобрались на самый высокий камень.
– Минуточку внимания! – начали близнецы, и гул над толпой тотчас исчез.
В создавшейся тишине Джордж с выражением лица, приличествующим похоронам, затянул:
– В этот знаменательный вечер мы собрались, чтобы почтить память…
– Джордж! – в толпе засвистели и заулюлюкали.
– Да ладно вам, уж и пошутить нельзя… Но, конечно, повод у нас сегодня гораздо более оптимистичный!
– Точно! – подхватил Фред. – Сегодня мы хотим наградить победителя Первых Ежегодных Водных Войн в Хогвартсе!
«Ежегодных?» – пронеслось в голове у Гарри. Но больше никто оговорки (а оговорки ли?) не заметил.
– Как многие уже, наверное, знают, – тем временем продолжал Фред, – наш победитель из Гриффиндора! И это… барабанная дробь… Неуловимая!!!
Толпа огласилась одобрительным женским визгом и мужским улюлюканьем.
– Да-да, вы не ослышались, победительница девушка! Так что, давайте все вместе позовем ее на сцену… то есть на камень. Три-четыре!
– Не-у-ло-ви-ма-я! Не-у-ло-ви-ма-я! – начала скандировать почти сотня голосов.
Гарри со стойким ощущением déjà vu оглядывался по сторонам в поисках украшенного гирляндами хвойного дерева.
После недолгого сопротивления красную как рак Гермиону подняли на возвышение.
Восторженные вопли тут же смолкли, скандировать продолжил лишь одинокий дискант. На его обладателя шикнули, и он замолчал. Послышались нервные смешки.
Но едва девушка начала ощущать себя неуютно под десятками пристальных взглядов, как над толпой пронесся звук аплодисментов.
– Герми, – перехватил инициативу Фред. – Мы приготовили специально для победителя приз, и сегодня он твой!
– Надеюсь, это не набор для ухода за метлой? – поинтересовалась довольная донельзя Гермиона.
– Нет! Но и не подарочное издание «Истории Хогвартса», уж извини!
Орава студентов захохотала.
– Итак, сегодня тебе вручается медаль! Медаль победителя Водных Войн!
На шею девушке тут же нацепили ленту с позолоченным диском, по диаметру больше напоминающим обеденное блюдо, нежели медаль. Толщина соответствовала размеру. Несчастная даже пригнулась, не ожидая такого большого, в прямом смысле, признания ее военных способностей, с трудом выпрямилась и незаметно шепнула Джорджу:
– Вы что, переплавили на медаль какой-то золотой кубок из Зала Наград?
Близнецы уважительно посмотрели на нее:
– Извини, Герм, не додумались. В следующий раз… Но мы все равно тебя поздравляем!

* * *

Официальная церемония награждения быстро перешла в дружескую вечеринку возле озера, плавно перетекшую в свою очередь в попойку в общих гостиных.
На утро о Водных Войнах помнили далеко не все…

0


Вы здесь » За кулисами ГП » ДЖЕН » Водные войны&Action/ Adventure, Humor&G&У детей лето, побойтесь&миди